Главная » Статьи » Мои очерки

Опавшие листья. Часть 9-ая.

Продолжение, Начало в 1-ой части на 5-ой стр. каталога.

Кроме того , со старосты был строгий спрос. Так, в июне 1915 г. Беловодский сельский староста Дудко начальником уезда был арестован на трое суток за неисполнение указаний волостного старшины. [ЦГА РКыр, ф. И-6, о. 1, д. 2, л. 1об]. А в ноябре 1916 г. Фольбаумовский (село Садовое) волостной старшина начальником уезда был арестован на трое суток за несвоевременное донесение о появлении оспы в селе [Там же, л. 336об], а Беловодский староста – на семь суток за неисполнение «требований и предписаний волостного старшины и участкового пристава». [Там же, л. 38]. Сравните с советско-коммунистической системой взысканий за нерадивое исполнение своих обязанностей: поставить на вид, предупредить, выговор, строгий выговор, выговор с предупреждением, выговор с занесением в учётную карточку.
       Под влиянием развития общества и производственных отношений в общине обострились внутренние противоречия, увеличилась доля крестьян, выражавших недовольство традиционным укладом. Сказывалось и то, что переселялись, в основном, люди активной позиции и самостоятельные в принятии решений. А принципы общинного землепользования сдерживали интенсификацию крестьянских хозяйств. Отражая эти противоречия и выступая за облегчение среднему классу деревни аренды земли и образование отрубов для продажи в частную собственность, газета «Семиреченские ведомости» писала: «Община в Семиречье прижилась плохо. Установившие её и ныне действующие положения считаются лишь письменным правом, нормирующим землевладение в области». [(160), неоф. часть, №1 от 02.01.1909 г.].
     Несмотря на внутренние противоречия общины, в противостоянии власти они отходили на второй план, обеспечивая общине солидарные действия по защите своих интересов. Эта социальная активность крестьянской общины резко возросла в начале XX века. Община, долго служившая традиционной опорой самодержавия, порой стала действовать как революционно-демократическая организация крестьян. В результате, в ходе Первой русской революции 1905 – 07 годов самодержавие, начав Столыпинскую аграрную реформу, приступило к ликвидации общинного строя русской деревни. [(283), стр. 7 - 13].
       Подводя итог рассказа про общину, подчеркну, что община была универсальным союзом, удовлетворявшем основные материальные и духовные потребности крестьян-собственников. Община способствовала воспитанию многих хороших качеств, и, прежде всего, единения, взаимопомощи и справедливости. Один штрих из жизни общины. В семьях наказывали детей, если кто-то из односельчан пожалуется, что тот или иной малец прошёл мимо, не поздоровавшись со старшим. В этом требовании был заложено воспитание с детства важного нравственного правила: живём рядом, работаем сообща – значит должны уважать друг друга.
       В 80-х годах Беловодское становится одним из главных центров русской колонизации в Чуйской долине. В циркуляре губернатора области за 1885 год о предоставлении сведений о ценах на рынках говорилось: “По Токмакскому уезду: г. Пишпек, сел. Б. Токмак и Беловодское. В этих пунктах имеются рынки, куда подвозят продукты от всех остальных селений”. [(160), №21 от 25.05.1885 г.]. В 1883 году Семиречье посетил английский путешественник и миссионер Генри Лэнсделл. В своём описании пути от Пишпека до Мерке он выделил село Беловодское.
       “Линия пикетов между Токмаком и Аулие-Ата, с крепостью Мерке, образовала левый фланг Туркестанской области. После этого наступил мирный период. Крепости были упразднены, некоторые из пикетов были заселены, появились деревни с хатами переселенцев, разводились сады. … Ночью мы проехали Сокулук, посёлок с малым количеством домов, и прибыли в село Беловодское, недалеко от укрепления Аксу. Беловодское – село с широкими улицами, окаймлёнными деревьями, с церковью, школой и, примерно, в сорок домов, заселёнными колонистами частью из Воронежской губернии и из Малороссии” [(191), стр. 162].
       Заслуживает внимания признание Лэнсделла, что обе стороны (“семиреченские колонисты” и киргизы), по его наблюдениям, не питают друг к другу вражды [(62), стр. 168]. О престижности села говорят и такие факты, что в беловодской церкви крестились и венчались жители и других сёл, имеющих свои церкви. Так называемые, приписные церкви – приписанные к Беловодскому приходу, но не имеющие своих священников. Их обслуживал наездами беловодский священник. В Беловодской церкви был крещён, впоследствии видный партийный, военный и государственный деятель, Михаил Васильевич Фрунзе, хотя родился он, и его родители жили в Пишпеке. Примечательный факт. Ребёнку четыре дня от роду. Его зимой за сорок вёрст везут (хорошо, если на санях, а если на телеге) крестить в Беловодское. Для меня это был загадочный факт.
       Выдвигал несколько предположений: престижность храма, популярность настоятеля церкви, знакомство или кумовство родителей в Беловодском. Остановился на версии, что Мишу крестили в Михайловской церкви. Но оказалось всё проще. Впоследствии узнал, что в то время в Пишпеке не было церкви. Первая церковь в Пишпеке, Никольская, была освящена 9-го мая 1886 года. [РГИА, ф. 796, о. 442, д. 1109, л. 25]. И жители не только Пишпека, но и «селения Константиновского и деревни Аламединки несказанно обрадовались, что в Пишпеке не только будет храм, но и свой приход, с самостоятельным от Беловодского причтом». [РГИА, ф. 796, о. 442, д. 909, л. 4]. Дальше само напрашивается: в Беловодское на пять вёрст ближе, чем в Токмак, и церковь Михайловская. Версия, что его крестили именно в ныне существующей церкви, неверна. Фрунзе родился 21 января 1885 году, крещён 25 января, а 22 июля прежняя церковь была разрушена землетрясением.
       1884 и 1885 годы были неудачными и трагичными в жизни села. С августа 1884 года в селе свирепствовала дифтерия, из-за чего резко увеличилась детская смертность от, как записывал в церковной метрической книге священник, «горловой болезни». Написал «свирепствовала» потому, что если сказать эпидемия, то, значит, сказать мало. Представьте горе родителей, когда, например, в семье Гайворонского Захара Степанович умирают дочери: 20-го сентября 1884 года Феврония и 22-го сентября Елизавета, и тут же вслед умирают сыновья: 24-го сентября Александр 2-х лет и 25-го сентября Акакий 11-и лет. И такая семья, потерявшая сразу нескольких детей, в селе была не единственной.

У Белимова Пуда Григорьевича, умерли дочери: Евгения 3-го августа, Фёкла 5-го августа и Пелагея 7-го августа 1884 года. Так как семьи были многодетными, то были случаи, когда в семье в один день умирало несколько детей. Например, у Акименко Дмитрия Даниловича 25-го сентября умирают дочь Елена и сын Никанор 5-и лет, а 27-го сентября 1884 года умирает дочь Феодосия. Такая же трагедия в семье Акименко Митрофана Даниловича. 26-го сентября умер сын Семён 8-и лет, а 28-го августа 1884 года в один день умерли дочь Любовь и сын Иван 3-х лет. В метрической книге Беловодской церкви за 1884 год отмечены дни, когда в селе хоронили по трое детей.

    В мае 1885 года в Семиречье прошли заморозки. Обеспокоенный губернатор своим циркуляром запрашивал начальников уездов: «Прошу уездных начальников доставить мне сведения о влиянии, оказанном на хлеба, сады и травы бывшими в первой половине мая холодами, выяснив количество десятин помёрзших всходов». [(160), №21 от 25.05.1885 г.]. А 22 июля (3 августа по новому стилю) 1885 года в жизни села Беловодского произошло трагическое событие, известное в сейсмологии и в истории как Беловодское землетрясение. [ЦГА РКаз, ф. И-44, о. 1, д. 4176, л. 1; РГИА, ф. 1291, о. 82, д. 42, л. 18].
       Служивший в Туркестане П. И. Шрейдер писал: «Красива декорация, обрамляющая поселения, лежащие у отрогов горных нагромождений. Но она нередко служит причиной горя, слёз и несчастий. Землетрясение, бывшее в 1885 году, надолго останется в памяти жителей Беловодского, Сокулука и города Пишпека, поражённых подземною грозою». Киргизия находится в сейсмоопасном регионе. На её территории за год происходит более тысячи подземных толчков. Около десяти из них ощутимы и без специальных приборов, регистрирующих землетрясения. Информация о древних землетрясениях представлена следами их разрушительных последствий – обвалами, сдвигами, разломами, понятными специалистам. Беловодское также расположено в сейсмоопасной зоне, и землетрясения здесь не редкость.
       В Пишпекском уезде за время наблюдений с 1867 года по 1888 год визуально, без приборов было зарегистрировано 66 землетрясений различной силы [(154), стр. 16]. У киргизов в народной памяти сохранилось сведение о землетрясении 1770 года, когда севернее совремённого Беловодского, якобы, было «засыпано озеро». Н. В. Леденёв писал: «Землетрясения так часты в описываемой стране, что население почти привыкло к ним; и сотрясения, не причиняющие видимых разрушений, почти не обращают на себя внимания и считаются чем-то совершенно обычным. Такое отношение к землетрясениям удерживалось здесь до 22 июля, когда сильно пострадало селение Беловодское». [(203), стр. 8]. Такого разрушительного в истории Беловодского не было ни до, ни, слава Богу, после него.
       Сила землетрясения была более 9 баллов (М=6,9), область распространения до 300 тыс. кв. км. [(157), стр. 29]. Землетрясение ощущалось в Ташкенте, Намангане, Андижане, Оше и северо-восточнее Верного. По внешним характеристикам для градации землетрясения в 9 баллов разрушают каменные здания, поверхность земли прорезают трещины. Часто землетрясения бывают связаны с вулканической активностью, иногда они являются результатом образования подземными водами пустот. Беловодское землетрясение (да и все землетрясения в Семиречье) тектоническое, то есть связанное с движением земной коры и процессом горообразования. Далее при описании событий, связанных с землетрясением, все даты приводятся по старому стилю.
       Накануне никаких предшествующих слабых ударов, т. е. предупреждающих сигналов, в селе не замечали. Но люди, находившиеся в горах на сенокосе, выпасах и др., говорили, что там, где-то за неделю до 22-го числа, чувствовались слабые толчки [(158), №6]. Так как подобные слабые землетрясения здесь не редкость, и ранее не отличались разрушениями, то никто не придал этому особого предупреждающего значения. По словам садовода А. М. Фетисова, у которого в 30-и верстах от Пишпека, в горах был сыроваренный завод, он тоже дней шесть кряду перед 22-ым июля ощущал незначительные колебания почвы, во время которых у него ощущалась некоторая неловкость в ногах. Фетисов сначала приписывал это своему ревматизму, но когда однажды с потолка посыпалась штукатурка, он понял, причина кроется вне его организма.
       Для того, чтобы удостовериться в этом, он подвесил на нитке патрон от охотничьего ружья и, действительно, заметил колебания этого импровизированного маятника [(155), стр. 51]. Когда же последовал самый сильный удар, то тут уже было не до наблюдений. Его сыроваренный завод разрушило полностью. Из других явлений, наблюдавшихся за несколько дней до землетрясения и в первые дни его, отмечали большое количество падающих звёзд. Но сейсмологи между этими двумя явлениями никакой связи не находят. Как известно, приближающийся август – это пора звездопадов.
       Вот как корреспонденты газет описывали село перед землетрясением: “Широко и привольно раскинулось селение Беловодское по обеим сторонам почтовой дороги. Всё село утопает в роскошных садах. Очень опрятные домики и прочие хозяйственные службы указывают на зажиточность и довольство жителей”. (“Восточное обозрение”). “Означенные три селения (Сокулук, Беловодское, Кара-Балта – Б. М.) населены малороссами из Воронежской губернии. Они поселились здесь лет 15 тому назад и успели обзавестись полным хозяйством, особенно жители села Беловодского. Дома жителей утопают в зелени окружающих их садов” (“Акмолинские ведомости”).
       21-ое июля было обычным летним, жарким, безоблачным днём. Воскресенье, день отдыха, посещений церкви и родственников. Урожай, время сбора которого наступало, в этом году выдался хороший. Неплохое событие местного значения: наняли волостного писаря. Всё это вместе создавало хорошее воскресное, благодатное настроение. Вечером, даже кое-где по селу слышались песни. Ночь с 21-го на 22-ое июля была тихая, лунная, но луна, по словам некоторых наблюдателей, светила как-то тускло, воздух был, как бы, менее прозрачен, чем обыкновенно. В 12-ом часу ночи жители Беловодского, а также в Пишпеке и Верном почувствовали ощутимые колебания почвы.
       Это было предвестием страшной катастрофы, но люди, уже знакомые с подземными толчками, не придали ему особого значения. Спустя три часа, в 2 часа 20 минут 22-го июля, послышался сильный подземный гул, похожий на грохот падающих и разбивающихся друг о друга камней. Началось всеобщее колебание земли, длившееся непрерывно 2 – 3 минуты, но пострадавшим казалось, что очень долго. Первый толчок был вертикальным и настолько сильным, что, как рассказывал А. М. Фетисов, находившийся на своей сыроварне в урочище Чонкурчак, в горах, в 10-и верстах о Пишпека, его выбросило из кровати. Земля колебалась так сильно, что испуганные лошади, пытавшиеся бежать, падали.
 Многие наблюдатели подземный грохот сравнивали с пушечными выстрелами и даже с залпами нескольких орудий. [(161), 1885 г., №30]. 

Первые мгновения, по рассказам пострадавших, описал в своём докладе прибывший на место трагедии губернатор А. Я. Фриде: «Какими страшными эпизодами сопровождалась эта потрясающая драма – нетрудно представить себе, если вспомнить, что дело происходило глубокой ночью, среди всеобщего сна. Грохот разрушающихся жилищ, какая-то чудовищная встряска и отчаянные вопли людей сливались в одну непонятную картину, в одно подавляющее впечатление для всех, кто был невольным свидетелем и участником этой драмы. Крестьяне, по их словам, положительно обезумели от страха и ужаса, и если разрушение было делом нескольких мгновений, то о помощи, о спасении не могло быть и речи.

«Если же кто-нибудь из этих несчастных жертв катастрофа, не потеряв вполне сознания, сам искал выхода из опасности, то он не мог успеть в этом: его сшибало с ног и перебрасывало, как мячик, пока не задавило балкой или упавшей стеной, быть может, у самого порога хаты. Встряска была так сильна, что, говорят, выбрасывало людей с кроватей. Это подтверждается случаем, бывшем в селении Карабалтинском. Там в одной крестьянской семье считалась погибшей целая семья, состоявшая из отца, матери и четырёх детей. Действительно, все они оказались убитыми развалившимся домом, кроме одного шестинедельного ребёнка, выброшенного из колыбели в сусек с пшеницей, где он и был найден невредимым». [ЦГА РКаз, ф. И-64, о. 1, д. 4176, л. 20 – 25].  

       Последующие колебания, происходившие через 15 – 30 секунд были горизонтальными толчками, из которых один отличался особенной силой. Семиреченский областной инженер Б. Д. Родзевич, первым проведший обследования последствий землетрясения, писал: «О направлении толчков жители ничего объяснить не могли». Все давали показания, «что они, внезапно разбуженные ночью землетрясением, старались лишь себя поскорее спасти, не обращая внимания на направление толчков. Время первого толчка, а равно и последующих, тоже не было замечено (жителями). И лишь по остановившимся часам можно было определить, что первые толчки были после полуночи».  [ЦГА РКаз, ф. И-44, о. 1, д. 34685, л. 161 - 172].

       А. М. Фетисов, как натуралист, запомнил и рассказал о первых минутах землетрясения. По своему импровизированному маятнику он определил, что направление толчков было с юго-запада на северо-восток. Через минуту после пятого толчка, последовал наисильнейший шестой, сопровождаемый страшным подземным грохотом. Затем приблизительно через минуту удары повторялись, постепенно ослабевая, но, тем не менее, продолжали разрушать склоны гор и колебать землю, то волнообразно, то дважды в виде кругового движения.
       Вот что говорил о землетрясениях очевидец другого, Кеминского землетрясения 1910 года: «Нет, вероятно, стихийного бедствия более страшного, чем землетрясение. От наводнения люди могут спасаться, уходя на возвышенности или прибегая к лодкам; огонь заливают водою или бегут от него. Но как спастись, куда бежать, если всё вокруг не только рушится, но и выдвигаются новые холмы и горы, образуются провалы, колеблется сама почва? Бежать некуда и нельзя – все пути обрезаны, а летать человек ещё не научился, да и воздушная стихия не остаётся спокойною в таких случаях. Наверное, человек никогда не чувствует своё полное бессилие, свою совершенную беспомощность, своё земное ничтожество, как именно при землетрясении».
       Интересны рассказы спавших людей о первых сонных впечатлениях при начале Беловодского землетрясения. Извозчику, спавшему на земле, приснилось, что его увозят на телеге. Мельник решил, что без его ведома пустили воду на колесо, и мельница заработала. Бывшему служивому представилось, что едет тяжёлая артиллерия. Кто-то подумал, что к нему стучатся в дверь.  Пятеро спутников, проезжавших из Ташкента в Верный, так описывали ту злополучную ночь. Приехали они в село Беловодское вечером. Выпрягли лошадей, поставили их под навес, а сами улеглись спать во дворе. Ночью произошёл сильный подземный удар, их подбросило, они вскочили, но их сильно качало в разные стороны. Тогда они взяли  друг  друга за руки и присели. Но при очередном толчке одного из них бросило на других.

       С первым же ударом все дома и постройки рухнули, засыпав обломками своих обитателей, хотя, как бы, и предупреждённых предыдущим толчком. Рухнувшие строения подняли удушливую пыль, из-за которой лунная ночь потемнела. Подземный гул, треск разрушаемых построек, возбуждённые голоса испуганных людей, плач детей, стоны раненых, крики о помощи, рёв и вой скота – всё слилось в тревожную звуковую картину. Было ещё темно, факелы и свечи, зажжённые для поиска зовущих о помощи, усиливали трагизм положения. Землетрясение длилось, постепенно ослабевая, два часа.

        Более подробно начало землетрясения было описано в газете «Новости» (10.08.1885 г. №242): «Около двух часов ночи на 22-ое июля обыватели Чуйской долины были пробуждены сильным вертикальным сотрясением земли, которому предшествовал подземный гул. Через несколько секунд за вертикальным ударом последовали горизонтальные сотрясения почвы настолько сильные, что люди не могли стоять  двигались на четвереньках. При первом же ударе стены домов потрескались, последовавшие затем сотрясения почвы повлекли разрушение крыш и стен. Центром землетрясения было село Беловодское. Здесь колебания земли отличались наибольшею силою и причинили быстрое разрушение зданий. Многие жители Беловодского не успели выскочить из домов и были погребены под их развалинами. В половине третьего часа землетрясение возобновилось с несколько меньшею силой. Затем колебания почвы продолжались через каждые 10 – 15 минут с уменьшающеюся силой и в следующие дни».
       Через 5 мин. после первого удара последовал второй, тоже весьма значительный. После этого стихия притихла, но, спустя 10 - 15 минут, удары возобновились. Хотя они и были значительно слабее, но теперь напуганные люди и от них испытывали панический страх. В земле образовалось много трещин, в которых выступила вода. В колодцах также поднялась вода и выливалась через край. Ширина трещин доходила до 50 см., большинство же трещин имело около 10 см. ширины [(159), №37 от 11.09.1885 г.]. Направление трещин по сторонам света самое разнообразное, по форме трещины также всевозможные. Стенки трещин при последующих ударах то сходились, то расходились, выплёскивая через край булькающую мутную воду. Иногда в таких случаях даже возникали фонтаны. Одни жители села говорили, что чувствовали серный запах, другие не подтверждали этого. Врачи, прибывшие потом из Верного и Пишпека на место катастрофы, посторонних запахов также не отмечали. Образовавшиеся трещины производили особо тяжёлое впечатление на суеверных людей: “Земля разверзлась, чтобы поглотить нас грешников”.
       Некоторые говорили, что в горах в воздухе одновремённо с сильнейшими подземными ударами показывался огненный отсвет, слабое свечение. Это не выдумка наблюдателей и не оптический эффект. Замечено, что сильные землетрясения сопровождаются, как правило, необычным свечением неба. На нём вспыхивает что-то яркое: столбы света, светящиеся шары и полосы, как при северном сиянии. Иногда это свечение сопровождается грозовыми разрядами, причём нередко даже при ясном небе. Световыми эффектами сопровождались землетрясения 1910 года в Кемине, 1930 в Японии, 1948 в Ашхабаде и 1966 года в Ташкенте. Вероятно, это связано с изменением магнитного поля Земли при катастрофических землетрясениях.
       Землетрясение разрушило два селения – Беловодское и Карабалта. В Беловодском все дома, как один, были, или повреждены, или разрушены. Причём стены разрушенных домов падали на север. Кое-где, у некоторых домов, среди развалин и обломков самана, остались отдельные полуразрушенные стены. Под развалинами были погребены имущество, пожитки, скот. Не пострадали от землетрясения только деревянные амбары, построенные из брёвен, или каркасные, из плетня. Их только сдвинуло с валунов, на которых они были установлены, как на фундамент. А если под ними проходила трещина, то они одной стороной уходили в землю.

      От землетрясения пострадали также город Пишпек и селения Александровское, Сукулук, Аламедин и Иссыгатинское. После Беловодского наиболее пострадало село Карабалта, в котором было разрушено большинство домов. В Сукулуке тоже было разрушено много домов (57). Но в дунганском селе Александровка от землетрясения разрушилось только четыре дома. («Новости», 1885 г., №242). Это объясняется тем, что дунганские дома имели каркасные остовы из брёвен и жердей. Впоследствии, после землетрясения и русские крестьяне вместо саманных домов стали строить дома такой конструкции.
       К рассвету колебания утихли, и утром жителям предстала ужасная картина. В селе полностью было разрушено 150 домов, 134 хозяйственных постройки [РГИА, ф. 1291, о. 82, д. 42, л. 22] и общественные здания (волостное управление, почтовая станция, церковь с колокольней). [Там же, л. 23]. Прекрасное и обширное здание приходской школы, постройка которой обошлась в 4.000 рублей, представляло теперь груду развалин. У церкви устояла только западная стена, и то вся растрескавшаяся. Церковная утварь погибла под развалинами. Вся территория села и церковная площадь были изрезаны в разных направлениях трещинами. Местами земля осела. Телеграфная линия Ташкент - Верный разрушена. Причём, некоторые телеграфные столбы не просто повалило, а сломало.
       Вот как корреспондент “Восточного обозрения” описывал картину разрушений: “Почти все жилые избы лежат в развалинах. Стены рассыпались на груды кирпичей, поверх которых раскинуты соломенные крыши. Нередко устояла нижняя половина стены, на которой в прихотливых положениях торчат балки провалившейся крыши. Есть дома, у которых три стены ещё кое-как стоят, а вместо четвёртой видна громадная брешь. Но нигде не видать ни стёкол, ни оконных рам. Вместо училища какая-то арка, тоже сильно растрескавшаяся, возвышается над кучею мусора посреди толстого слоя соломы. Рядом во дворе расставлены вытащенные из-под развалин школьные скамьи. Стены церкви походили бы на древнюю руину из жжёного кирпича без крыши и окон, если бы не виднелась местами яркая белизна штукатурки. Колокола своим падением искривили деревянную колокольню.
       «Вопрос об уменьшении числа кабаков нашёл здесь новое, неожиданное разрешение: рейнсковый погреб поглощён землёю, и воспоминание о нём поддерживается только завязшею в мусоре вывескою. (Рейнсковые погреба – так в старину называли пункты торговли вином. Название произошло от искажённого немецкого «рейнвейн» – «рейнское вино», вино из долины реки Рейн.) Гораздо лучше сохранились низкие пристройки, сараи, навесы, деревянные житницы и плетёные курятники. Поэтому легко понять, почему было меньше несчастий со скотом, чем с людьми. При моём проезде (в начале августа) ещё продолжалось раскапывание скарба. Люди жили в курятниках, шалашах и киргизских войлочных кибитках. Видел трещины на дороге и во дворах. Занесённые пылью и землёю они уже мало заметны. Ширина их несколько дюймов. В одну из трещин, как говорят, первоначально шла вода арыка трое суток; тогда мужик заткнул трещину травою с глиною”.
       А вот что писал путешественник, проезжая через село в следующем году после землетрясения: «Следы страшного разрушения производят тяжёлое впечатление до сих пор и, вероятно, долго будут напоминать об этом несчастии. Раздвинувшиеся, в виде широчайших трещин сверху до низу дома, обвалившиеся стены, груды развалин, похоронившие десятки человеческих жизней, срезанный как ножом и сброшенный на землю купол церкви – всё это щемит сердце и наводит на грустные размышления о неотразимости подобных явлений». Но главной утратой была гибель людей.

Во время землетрясения в селе погибло 37 человек («Новости», 1885 г., №242), из них 31 человек  беловодчане, в том числе 20 детей. (Метрическая книга Беловодской церкви за 1885 год). Вот они:

Дети.

1) Алтухов Василий, 9 лет. 2) Гигин Василий, 6 лет. 3) Гигин Пётр, 1 год. 4) Гигина Прасковья, 3 года. 5) Козырев Косьма, 1 год. 6) Краснобородкин Алексей, 1 год. 7) Мальцева Мария, 2 года. 8) Мальцева Прасковья. 9) Орлов Фёдор, 6 месяцев. 10) Орлова Евдокия, 5 лет. 11) Плаксин Федос, 2 года. 12) Пухов Тихон, 3 года. 13) Пушкарёв Михаил, 9 лет. 14) Пушкарёв Пётр, 4 года. 15) Рыбалкин Степан, 3 года. 16.) Рыбалкина Матрёна, 1 год. 17) Соловьёв Михаил, 8 лет. 18) Шапарев Иван, 6 лет. 19) Шапарева Евдокия. 20) Шапарева Прасковья.

Взрослые.

1. Козырева Пелагея Ивановна. 2. Малородова Феврония Максимовна. 3. Овчаров Кирилл Артёмьевич. 4. Орлова Евдокия Архиповна. 5. Олова Мария Семёновна. 6. Прокофьев Иван Андреевич. 7. Пухова Евдокия Ефимовна. 8. Рыбалкина Прасковья Нестеровна. 9. Соколова Мария Алексеевна. 10. Шапарева Анна Яковлевна. 11. Шестакова Анастасия Георгиевна.    

Ранено было 52 человека, из них 8 получили тяжёлые увечья и переломы костей, остальные же были с повреждениями и ушибами [(153), №35 от 29.08.1885 г.]. В числе погибших  было больше женщин и детей, так как мужчины, большей частью, спали во дворах или находились в поле на работах. Очень помогла погода: лето, жаркий день, тёплый вечер, безветренная ночь и чистое небо, поэтому большинство жителей спали на улице, что многим спасло жизнь. Обследование, проведённое выехавшим на место трагедии областным инженером инженера Б. Д. Родзевичем, показало, что пострадали и соседние селения Сокулук, Александровка и Чалдовар, но не в такой степени, как сёла Беловодское и Карабалта, и гибели людей в них не было. В селе Карабалта погибло 17 человек, и 20 было ранено.
      После получения известия на место трагедии выехал Семиреченский губернатор Фриде. 22-го августа в Беловодское прибыли уездный врач с уездным фельдшером и старший врач Токмакского военного лазарета с двумя фельдшерами. 23-го в Беловодское выехали старший помощник уездного начальника, а из Верного – областной врач и два военных врача с двумя фельдшерами и с запасом медикаментов и перевязочных средств из Верненского госпиталя. Тяжелораненые были отправлены в Токмакский лазарет. Из раненых никто не умер.
       Около полудня толчки возобновились, причём, весьма ощутимые.  В горах происходили обвалы камней и земли. При этих обвалах, во время подземных толчков, там поднимались облака пыли.  Семиреченский областной врач Н. Л. Зеланд, прибывший на место катастрофы, отмечал: «Состояние духа и больных, и здоровых было угнетённое, отчасти по причине того, что многие лишились родных, и все были без крова, но и ввиду того, что временами ещё повторялись подземные удары и раскаты, а в соседних горах происходили обвалы, почему многие опасались повторения ударов и выхождение в оды из образовавшихся трещин в земле».

В отчаянии и страхе, считая, что это Бог наказал их за грехи, люди собрались на церковной площади, у разрушенной церкви, ища спасения и утешения вблизи святого места. До позднего вечера шёл молебен. То же самое можно было видеть в разных местах села. Небольшие группы селян собирались на улице, поставив сохранившиеся иконы с горящими свечами, и кто-нибудь из грамотных читал молитвы. В общении и сплочении люди обретали силу духа. В 22 часа 45 минут опять был такой сильный удар, что люди, которые стояли, попадали.
       Если в Беловодском разрушать уже было нечего, то в Пишпеке рухнули части некоторых зданий, повреждённых землетрясением предыдущей ночи. После этого толчка и жители Пишпека уже не входили в свои дома, оставаясь во дворах и садах. Число толчков в первый день землетрясения, по подсчётам жителей, было до 32-х, за исключением слабых и лёгких [(158), №36]. Так что, землетрясение, можно сказать, продолжалось почти сутки с некоторыми перерывами.
       Эпицентр землетрясения находился в горах Киргизского Ала-Тоо напротив села Беловодского. Координаты села Беловодского 42 градуса 50 минут 2 секунды северной широты и 74 градуса 06 минут восточной долготы. А координаты эпицентра землетрясения 42 градуса 08 минут северной широты и 74 градуса 01 минута восточной долготы, т. е. южнее и чуть западнее села. На юго-западе землетрясение ощущалось в Ташкенте, Намангане, Андижане; на юге – в долине реки Нарын и в Оше. На северо-восток землетрясение распространилось за реку Или и ощущалось в 60-и верстах севернее от этой реки.
       Так как землетрясение распространялось на северо-восток, то восточнее, в направлении от Пишпека к Боомскому ущелью, действие землетрясения постепенно уменьшалось. Если в Иссык-Ата были разрушения зданий, заключавшиеся в развалившихся частях стен, печей и труб, то в Карабулаке (Старый Токмак), хотя землетрясение отчётливо чувствовалось, но здание почтовой станции устояло. В Джиль-Арыке толчки были ещё слабее, и станционное здание разрушилось из-за своей ветхости. Далее в Боомском ущелье землетрясение было слабое.

      По наблюдениям Родзевича, в трёх верстах от Джиль-Арыка, в направлении к Кокмайнаку, находилась природная достопримечательность, так называемый «стол». Большой плоский камень лежал на высокой ножке из спекшейся с галькой глины. Сечение этой «ножки» в сравнении с размерами самого камня было «ничтожно мало». Вот этот камень устоял, а обвалов в ущелье не наблюдалось. [ЦГА РКаз, ф. И-64, о. 1, д. 4176, л. 90 – 102]. В городе Каракол землетрясение было слабее, чем в Верном, а далее на восток, в Джаркентском уезде, оно не ощущалось. 

       С наибольшей силой землетрясение проявилось в горах и предгорьях по рекам Сокулук, Аксу и Карабалта. В горах в результате землетрясения сошли снежные лавины и сели. Аксуйский и Карабалтинский перевалы на Сусамыр были засыпаны. На Карабалтинском перевале хотя и меньше было обвалов, чем на Аксуйском, но всё равно пройти по нему стало невозможно. Снежные лавины, сошедшие с гор, оказались ниже линии таяния снегов. При жаркой летней погоде они стали быстро таять и бурными потоками воды устремились вниз.
       В реках Сокулук, Аксу и Карабалтинка начался бурный паводок. Реки вздулись и мчались бешеными потоками по нагромождённым друг на друга валунам. Вода в реке Аксу сильно помутнела и стала желтовато-бурого цвета. Помутнение и изменение цвета воды произошло из-за селей, множества обвалов и оползней в реку. К существующим бедам Беловодское частично пострадало ещё и от наводнения. В предгорьях, напротив Беловодского, появилось большое количество трещин, обвалов и оползней. Трещины шли в разных направлениях. Большинство трещин были около 20 см. ширины. Но некоторые из них настолько велики, что были видны из села невооружённым глазом.
       У трещин один край был, как правило, ниже другого, т. е., как бы, часть земли опустилась. Некоторые холмы предгорий, выступающие в долину, рассечены параллельными трещинами таким образом, что одна часть последовательно ниже другой, образовав несколько уступов. Вдоль предгорий, от реки Сокулук до реки Аксу, т. е. около 20 км., протянулась непрерывная трещина шириной от 20 см. и, местами, до 2 метров. Прежде (наблюдения были записаны горным инженером И. В. Игнатьевым в первых числах сентября), по словам наблюдавших, она была шире, но через несколько дней после землетрясения стены её постепенно сблизились, стали осыпаться, а сама трещина заноситься впадающими в неё арыками.
       Долина между селом и предгорьями, где были пашни крестьян Беловодского, вся была изрезана многочисленными трещинами. Иногда они были так широки, что их приходилось объезжать. Местами одна сторона трещины была на метр выше другой, так что лошади, приученные передвигаться по горным кручам, с трудом поднимались на образовавшуюся ступень. Верхняя ступень часто была изогнута в сторону нижней ступени. Одна трещина протянулась на большое расстояние от привалков в степь и пересекла почтовый тракт. Местами она делилась на две, а то и три трещины. Многие арыки, вытекающие из реки Аксу, были разрушены, или, встретив трещину, изменили направление. Киргизские могилы, построенные из самана, разрушились, и стены этих построек все попадали в одну сторону – на северо-восток.
      Ниже села также образовались щели, которые шли по направлению ручьёв и болотистых низин. Эти трещины инженер Б. Д.  Родзевич считал и причиной разрушения церкви. Глубина щелей была до 1,5 м. при ширине до 25 см. В некоторых местах, на болотах, эти трещины пересекались такими же поперечными, на расстоянии одна от другой до 6-и м. Участки, образовавшиеся от таких пересечений, несколько понизились по отношению к общему уровню земли, и в них образовались воронкообразные углубления, в которых выступали вода и песок сероватого цвета, оставшийся вокруг упомянутых воронок в виде выпуклых колец.
       Это особое явление – выступление песка – иногда сопутствует землетрясениям. Объясняется оно, так называемым, разжижением песка. При землетрясении слои песчинок приходят в свободное состояние, возникает зыбучесть, и песок выходит наверх в слабых местах. Вода в ручьях, арыках и в пруду села Беловодского помутнела, и почему-то много рыбы погибло. Хотя из трещин никаких удушливых газов не выделялось, и на боках трещин налёта солей не было. Похоже, что её оглушило каким-то гидравлическим ударом. В Пишпеке, например, отмечали, что во время толчков “выбрасывало воду из прудков фонтанами в полторы сажени (3 м.) высоты”.
      В киргизских волостях Пишпекского уезда во время землетрясения при обвалах и падении камней в горах погибло 5 человек и один ранен [(155), стр. 152]. Погибло много скота: лошадей – 348, верблюдов -11, рогатого скота – 10, мелкого – 2.113 голов [РГИА, ф. 1291, о. 82, д. 42, л. 22]. Спасаясь, киргизы откочевали с гор на равнину, к реке Чу. 22-го июля беды жителей не кончились. На второй и последующие 4 дня приходилось не менее 12 – 16 ударов в сутки, а слабые колебания были довольно часто. 23-го июля продолжались слабые, но заметные толчки с промежутками 15 и более минут. 24-го около 3-х часов утра колебания и толчки повторились с увеличенной силой.
      Степного генерал-губернатора Колпаковского весть о землетрясении застала в Малом Аягузе (под Сергиополем), когда он возвращался из инспекционной поездки по северным уездам Семиреченской области. Остановившись в Малом Аягузе, он запросил подробных дополнительных сведений о случившемся, дал указание об отправке из Верного в район бедствия врачей и медикаментов, для помощи пострадавшим, «если не достанет средств, собираемых на случай народных бедствий», разрешил отпуск денег из земских сумм. Сообщив о катастрофе в Петербург, Колпаковский 23-го июля возвратился обратно в Верный.
       Взяв деньги для помощи пострадавшим у Семиреченского управления Общества Красного Креста, он 25-го июля прибыл в Пишпекский уезд. На место катастрофы было командировано шесть врачей. Красный Крест выслал из Верного медикаменты и перевязочные средства. Четырнадцати семьям, наиболее нуждающимся вследствие гибели или получивших тяжёлые увечья кормильцев, была оказана материальная помощь. [РГИА, ф. 1291, о. 82, д. 42, л. 24]. Начались работы по восстановлению телеграфной связи и казённых строений, как в Пишпеке, так и по станциям.
       С 25-го по 28-ое июля подземные удары продолжались, но землетрясение становилось всё слабее и слабее, а промежутки покоя всё продолжительнее. Но жители села, всё же, пребывали в страхе и тревожном ожидании. Некоторые, у которых было много трещин во дворе, а кто по другим причинам, боясь оставаться около развалин, первые несколько суток на ночь выезжали в поле. По рассказам киргизов – старожилов подобное землетрясение, продолжавшееся около восьми дней, было, якобы, лет 50 назад, но произошедшее своей силой превзошло все, которые были в преданиях и памяти аксакалов.
       Корреспондент “Восточного обозрения”, описывая разрушения села после землетрясения, высказывал сомнения: “согласятся ли жители возобновлять свои разрушенные хаты”. Обозреватель того времени писал: «Несмотря на благодатные условия южной части Семиреченской области для колонизации, после землетрясения 1885 года некоторые дома были брошены. Весьма многие решили, было, выселиться из пострадавших деревень, но когда первая паника прошла, и впечатления улеглись, они успокоились и, перекрестившись, снова принялись за труд». Губернатор области А. Я. Фриде сообщал с места трагедии: «Сукулук, Беловодск, Карабалты развалены. Придётся строиться вновь». Надо отдать должное мужеству и стойкости беловодчан – не только приступили к восстановлению разрушенного, но и остались верными своему месту жительства. Губернатор области предложил жителям села переселиться в другое место, в сторону села Кара-Балта.

         Но сельчане отказались, мотивируя это тем, что, как говорили старожилы, “строить заново одинаково, что на новом месте, что на старом, а здесь сподручнее: хоть какая-то палка, да рядом”. И ещё, как писал горный инженер Игнатьев, проводивший обследование последствий землетрясения, “крестьянам жалко было расставаться с насиженным местом и фруктовыми садами, которые имеются у большинства жителей села”. Сообщение, что “жители разрушенного Беловодского самовольно перестроились на другое место”, неверно. Возможно, некоторые из жителей переселились с северной, низменной окраины, где пострадали больше, на южную; и, возможно, так образовалась улица Сусамыр. Но это, повторяюсь, из области предположений.
      В области начался сбор пожертвований для помощи пострадавшим во время землетрясения. Так, кружок любителей драматического искусства в Верном собрал в помощь пострадавшим 51 руб. 70 коп. [(160), 1885 г., №41]. Но не обошлось и без курьёзов. Бал, назначенный в летнем помещении военного собрания, всё-таки состоялся 22-го вечером, несмотря на уже полученное известие о землетрясении. Публики было много, и много танцевали, даже не заметив сильного толчка, бывшего вечером в 22 часа 45 мин. [(158), 1885 г., №34].
      Для пособий особо нуждающимся пострадавшим было выделено из земского кредита 660 руб., из переселенческого кредита – 280 руб., из местного управления Общества Красного креста – 300 руб. и поступило частных пожертвований 62 руб. 20 коп. Кроме того, на лечение тяжелораненых в Токмакском лазарете было израсходовано 185 руб. 13 коп., со склада Общества Красного креста отпущено медикаментов на 57 руб. 11 коп. Всего на помощь пострадавшим было израсходовано 1.544 руб. 44 коп. Из 300 руб. Общества Красного креста жители Беловодского получили на пособия 140 руб., Карабалтов – 100 руб. и Сокулука – 60 руб. [РГИА, ф. 1263, о. 1, д. 4539, л. 594 и 597].
       С 28-го июля подземная стихия успокоилась по силе ударов, но сами толчки продолжались, иногда по нескольку раз в сутки. Утром 4-го августа вновь был сильный толчок, вызвавший новые разрушения. Наблюдения в Верном показали, что с 29-го июля по 5-ое ноября, за сто дней, было 40 дней с землетрясениями, с общим количеством толчков – 55. Причём, описывая силу толчков, наблюдатель подчёркивал, что “за всё это время в центре землетрясения, т. е. в селе Беловодском и в смежных деревнях, Карабалта и Сокулуке, чувствовались все вышеозначенные землетрясения гораздо сильнее и почти ежедневно». С 5-го по 27-ое ноября лёгкие землетрясения в Чуйской долине были, чуть ли не каждый день. [(161), 16.06.1886 г., №24].
     Игнатьев, проводивший обследование последствий землетрясения в сентябре, отметил: “Некоторые дома уже сложены заново, выбелены, и они, окружённые деревьями, рассаженными по арыкам, весело выглядывают среди жалких остатков развалившихся домов”. Обратите внимание, что дома не просто восстановлены к зиме, а побелены! Причём, как понял читатель, восстанавливали дома при непрекращающихся подземных толчках. Поразительный пример жизнестойкости. Такие люди не только основали село Беловодское, но и создали Америку.
       Хотя, как всегда в жизни, не все проявили стойкость. Вот что писала газета “Восточное обозрение” в апреле 1886 года: “Минувший год для обитателей богатой и плодородной Чуйской долины был годом тяжких испытаний. Землетрясение, начавшееся в ночь с 21-го на 22-ое июля, продолжалось до конца года, хотя к концу года оно стало значительно слабее и реже. Наступающий Новый год напуганные обитатели Чуйской долины встретили с большими опасениями и тревогою: между крестьянами распространился слух, что в этом году будут ещё более разрушительные и страшные землетрясения.
       «И почему-то многие ожидали такой катастрофы в ночь на первое января, но ночь прошла благополучно, и крестьяне облегчённо вздохнули. Всё же в январе нынешнего года было уже несколько довольно порядочных толчков, а в селении Беловодском и теперь ещё продолжаются частые, то слабые, то значительные колебания земли. Из-за катастрофы, постигшей Чуйскую долину, все её обитатели жили последние семь – восемь месяцев под страхом смерти. Некоторые обыватели до того напуганы, что прекращают свои дела и выселяются в более спокойные места”. [(158), №17 от 24.04.1886 г.].
       В ночь на 7-ое августа 1886 года, как бы отмечая прошедшую годовщину страшного землетрясения, стихия ещё раз напомнила о себе: по данным наблюдателей, “сильным землетрясением в Пишпеке” [(154), стр. 500 – 528]. Следующее мощное землетрясение, отголосок Кеминского, в Беловодском было в 1910 году силой 7 баллов, как отмечали наблюдатели, с весьма сильными толчками. И всё же памятным, событийным было землетрясение 1885 года. Впоследствии в разговорах жителей села можно было услышать: “Эти пришли “с России” за год до землетрясения”. Или: “Я женился через пять лет после того, как село растрясло”. Какое потрясение на жителей края произвело Беловодское землетрясение, можно судить по следующему факту.
       12-го февраля 1886 года Верненская городская дума ходатайствовала перед епархиальным управлением об организации крестного хода в благодарность за избавление города Верного и его окрестностей от землетрясения 22-го июля 1885 года. [(160), №8 от 22.02.1886 г.]. Со временем, со сменой поколений трагедия забывалась, стиралась другими потрясениями. В 50-х годах XX в. некоторые старожилы называли датой землетрясения 1880 год, и в их воспоминаниях памятными событиями были дореволюционная жизнь села, Беловодское восстание 1918 года, коллективизация. Но нет худа без добра. После разрушительных Беловодского в 1885 и Верненского в 1887 годах землетрясений сейсмологами было начато широкое исследование Средней Азии.
       На восстановление и осушение села Беловодского после землетрясения было затрачено из казны 3.450 руб. [(192), стр. 11]. Если сравнить со стоимостью здания школы (4.000 руб.), то, вроде бы, немного. Но, чтобы оценить значение этой цифры, вернёмся немного назад. Как уже говорилось ранее, переселенцы не получали от казны на водворение никаких пособий. С 1873 года на эти цели стали выделять кредиты. Областной губернатор мог выдать кредит до 150 руб. на семью сроком на 10 лет, а уездный начальник – не более 25-и руб. на 5 лет. Кредиты выдавались под круговую поруку общины. В Семиреченской области на эти цели выделялось в 1873 году 2.000, в 1874 – 2.500, а с 1875 по 1896 годы – по 3.000 тыс. руб. [(192), стр. 11]. То есть, вся областная годовая статья была отдана Беловодскому. Правда, на каких условиях – неизвестно. Но, например, осушение, вряд ли, на кредит общества.
       В 1885 году оброчная подать с крестьян селений Сокулук, Беловодское и Карабалты составляла 887 руб. 25 коп. В связи с постигшим эти селения бедствием крестьяне селения Сокулук были освобождены от податей на два года, а Беловодского и Карабалтов – на три года. [РГИА, ф. 1263, о. 1, д. 4672, л. 1021]. Областное управление пошло навстречу и в благоустройстве села после землетрясения. В объявлении о торгах в 1887 году сообщалось: “Семиреченское областное управление сим вызывает желающих к имеемым производиться при Токмакском уездном правлении торгам 21 февраля сего года, с переторжкою через три дня, на устройство шоссе в селении Беловодском на протяжении двух вёрст, для чего техническою сметою назначено, за исключением 4% технических, 4.456 руб. 65 коп.”. [(160), 24.01.1887 г., №4].
       Я уже приводил сообщение инженера Игнатьева, о том, что уже в сентябре некоторые селяне восстановили и побелили свои дома. Сельчане не только восстановили свои дома, но и по своей инициативе, на свои средства построили скромную, но свою церковь. 17-го декабря 1885 года временная церковь была освящена. [ЦГА РУз, ф. И-961, о. 1, д. 232, л. 180]. Не только построили свою церковь, но и помогали другим. Об этом говорит перечень жертвователей Казанско-Богородничему братству за 1886 год: «Харламов Иоанн – священник Беловодской церкви при подписных листах». [(160), №11 от 14.03.1887 г.]. Но, несмотря на все эти пособия, помощь, льготы и восстановленные дома, последствия землетрясения сказывались ещё несколько лет. Губернатор в отчёте о состоянии области в 1887 году отмечал: «Местная администрация, наравне с жителями испытывая все бедствия землетрясений, повторяющихся с 1885 года, несёт, кроме прямых, ещё и особые трудности, связанные с этими землетрясениями.
       Вот как описывал временную беловодскую церковь епископ Туркестанский Неофит: «Пропели молебен во временной, кое-как сбитой из досок Михайловской церкви села Беловодского, пострадавшего от землетрясения». Встретил ещё одно добавление: «Строго говоря, это суть церковь, ибо в ней имеется Св. Антиминс, при ней существует приход и учреждён причт, а если и именуется «молельным домом», то лишь потому, что недостаточно благовидна и малопоместительна». Клировая ведомость 1888 года Беловодской церкви приводит следующее описание.
       «Беловодская церковь, построенная в 1874 году, была разрушена землетрясением 22-го июля 1885года. В том же году и на прежнем месте, на оставшемся после землетрясения фундаменте была построена временная деревянная церковь. Церковь эта, построенная по инициативе прихожан и на их средства, была освящена во имя Архангела Михаила исполняющим дела Благочинного Пишпекского округа 17-го декабря 1885 года. Фундамент церкви из жжёного кирпича высотой 1,5 аршина, от фундамента до крыши 3,5 аршина. Длина церкви 19 аршин, ширина – 8 аршин, высота – 6,5 аршин.
       «Здание церкви малопрочно, печей нет, три входных двери, восемь окон с одинарными рамами, имеющими решётки. Колокольня на трёх деревянных столбах, без крыши, высотой четыре аршина. Колоколов четыре: 1-ый весом 12 пудов и 4 фунта (198 кг.), 2-ой – 6 пудов и 28 фунтов, 3-ий – 3 пуда, 4-ый – 32 фунта. При церкви сторожка из сырцового кирпича, крыша камышовая с заливкой. Ограда вокруг церкви из сырцового кирпича, оштукатуренная, без крыши, длиной 40 сажен, шириной 33 сажени, высотой 3 аршина.
       «Священник и псаломщик живут в общественных домах. Дома отапливаются на средства причта, а ремонтируются прихожанами. Больниц и богаделен при церкви не имеется. Приписной церкви, домовых церквей кладбищенских часовен и молитвенных домов нет. В церковной библиотеке имеются книги богословского, исторического и другого содержания. Из периодических изданий имеются «Руководство для сельских пастырей», «Церковный вестник», «Христианское чтение с 1880 года, «Церковно-общественный вестник» за 1880 – 1885 годы, «Вестник Красного креста» с 1885 годов и «Церковные ведомости». Число названных книг и периодических изданий 28, число томов 250». [ЦГА РУз, ф. И-961, о. 1, д. 232, л. 180 – 182].
       И хотя церковь была маленькой, но так как она была единственной в округе, то в её приход входили селения Сукулук, Карабалта, Николаевское и Чалдовар. Всего дворов 403, населения мужского пола 1269 человек, женского пола 1170 человек. [Там же, лист 185]. В циркуляре Туркестанской епархии от 1888 года в перечне книг, обязательных для церковных библиотек, говорилось: «Наконец, причты больших по народонаселению приходов обязаны завести все книги, показанные не только в 1-ом и 2-ом, но и в 3-ем отделении Филаретовского списка». Далее шло перечень таких церквей, в котором наряду с церквями Ташкента, Верного, Токмака, Каракола, Джаркента и Копала упоминалась и Беловодская церковь.
       В 1887 году произошло ещё одно мощное землетрясение, разрушившее город Верный. В 1888 году Комитет по распределению пособий пострадавшим от Верненского землетрясения 1887 года, руководствуясь указом Священного Синода от 17.09.1887 г. №3901 о том, что «комитет не должен упускать из вида заботы об удовлетворении религиозных потребностей пострадавших от землетрясения жителей», принял решение: «Сознавая необходимость помощи жителям в восстановлении разрушенных землетрясением церковных зданий, Комитет постановил отпустить на восстановление церквей: … в селениях … Беловодском – 8.000 рублей». [(160), №15 от 09.04.1888 г.].
      Всего на постройку храмов, разрушенных в области землетрясением 1887 года, из пожертвований выделялось 100 тысяч рублей. Пожертвования поступали от частных лиц, по гражданскому и духовному ведомствам. В счёт этой суммы Комитет постановил включить 79.025 руб. 32 коп., пожертвованных по духовному ведомству. Неизвестно, чем руководствовался глава Туркестанской епархии Неофит, но он «категорически заявил, что деньги эти он не передаст в распоряжение Комитета, пока не получит разрешение Святейшего Синода». Комитет, «не находя по этому предмету точных указаний в законе», обратился к генерал-губернатору, а тот – в Синод.
      Синод телеграммой от 28.03.1888 года разрешил Туркестанскому епископу передать Комитету «расчетную банковскую книжку и деньги, хранящиеся в казначействе». Генерал-губернатор также подтвердил полномочия Комитета в расходе собранных пожертвований. Руководствуясь этими указаниями, Комитет решил: «Выдавать деньги обществам на постройку церковных и училищных зданий через областное начальство, постановив непременным условием, чтобы суммы, определённые на эти постройки, были отпускаемы городскому, станичному и сельскому обществам лишь тогда, когда будут доставлены областному начальству утверждённые сметы, когда будет действительно приступлено к производству построек и в доказательство будут доставлены надлежащие документы».
       Поэтому, пока сельчанами были собраны необходимые средства на разработку проекта и начала строительства, прошло ещё четыре года после принятия решения о строительстве церкви. Строительство новой церкви в Беловодском началось в только 1892 году. Тем, кто утверждает, что русской администрацией не учитывались права и обычаи местного населения, здесь уместно рассказать, что в упомянутом запросе к генерал-губернатору дополнительно сообщалось: «Кроме испрашиваемых указаний по вопросу о церковных суммах, Комитет признал нужным довести до сведения господина Генерал-губернатора о решении Комитета помочь выдачею пособия на восстановление разрушенных землетрясением молитвенных домов в городе Верном татарскому обществу 1.500 рублей и еврейскому – 300 рублей». [(160), №16 от 16.04.1888 г.].
       Всем старожильческим селениям, образованным до 1905 года, выдавались владенные записи на землю. Во владенных записях указывались число мужских душ в селении, общая площадь надельных земель, форма землепользования, суммы налогов (оброчной подати и земского сбора) и коллективная ответственность общества за полное и своевременное их внесение. Предварительное, временное отмежевание земли селению Беловодскому было произведено 23-го июля 1871 года. [РГИА, ф. 1396, о. 1, д. 122, л. 15]. 31-го июля 1889 года селению Беловодскому выдали постоянную владенную запись на землю. [(277), стр. 266]. План земельного надела села Беловодского был утверждён Общественным присутствием Семиреченской области 31.03.1891 года. [РГИА, ф. 391, о. 8, д. 6, Л. 1].

      Начиная с Петра I, служебные инструкции отличались подробной детализацией. Примером этому служит и инструкция по отмежеванию переселенческих участков. Так как она содержит интересные сведения и по другим предметам, то привожу её пересказ, пропустив указания о применении геодезических инструментов, используемых при отмежевании участка. «Обозначение границ. Границы предполагаемого участка проектируются в натуре и обозначаются временными знаками, чтобы эти границы были ясны для тех, кому нужно ознакомиться с участком в натуре, и, во-вторых, чтобы эти границы после утверждения проекта Комиссией могли быть быстро и легко восстановлены.

«Повороты границ окапываются канавкой в виде круга в один сажень в диаметре. Ширина и глубина канавки 6 вершков. Выкопанная земля складывается в середину круга в виде холма. По направлениям предыдущей и последующей линий вырываются прямые канавки длиной в один сажень от кургана, шириной и глубиной 6 вершков, а земля складывается по обе стороны канавки. При невозможности копать на каменистых местах складываются только курганы из камней. При длинных линиях, когда с одного поворота нельзя видеть простым глазом соседнего знака, по границе делается ещё несколько небольших курганов. Дабы не затруднять работу при окончательном отграничении участка, желательно, чтобы поворотные пункты границы проектируемого участка не располагались в таких местах, откуда не видны предыдущий и последующий повороты границы.

Продолжение в 10-ой части на 5-ой стр. каталога.

Категория: Мои очерки | Добавил: Борис (14.11.2011)
Просмотров: 952 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0