Главная » Статьи » Мои очерки

Присоединение Северной Киргизии к России. Часть 1-ая.
Начало истории села Беловодского читайте в главе "Беловодье, моё Беловодье" на 2-ой стр. каталога.
Вполне возможно, что кто-то из читателей эту главу посчитает излишне растянутой и перегруженной. Но я считаю нужным, чтобы интересующийся читатель при упоминании в очерке о ком-либо или о чём-либо, связанных с нашим селом, получил исчерпывающий ответ. На вопрос: «Когда, как и откуда пришли сюда русские?» можно коротко ответить, что русские пришли в Чуйскую долину в мае 1864 года из Верного. Но такой ответ перенесёт все эти вопросы на город Верный. Потому что где Алматы, а где Европейская Россия, откуда пришли переселенцы: за тысячи вёрст, за бескрайними казахскими степями, за Уральскими горами, за широкой Волгой, за лесами Русской равнины. А кроме этого, это событие – присоединение Киргизии к России – является базой и точкой отсчёта истории села Беловодского, начиная с его основания и всех последующих событий. Поэтому я дал общий обзор продвижения России в Среднюю Азию и Северную Киргизию, в частности.
 
Чингизхан ещё при жизни разделил сложившуюся в результате его завоеваний Монгольскую империю на улусы (удел, область империи) между своими сыновьями. Улусы со временем также начали разделяться. Улус старшего сына Джучи – Золотая Орда – в конце XIV века распадается на два улуса. Старший улус со ставкой в Сарае на Волге, с владениями от Сырдарьи и Ишима и далее на запад до Днепра; и младший, Сибирский улус. В ходе дальнейших междоусобиц старший улус распадается на три независимых части: восточную часть, переименованную в Узбекское ханство (правители потомки хана Узбека); на Яике (р. Урал) образовывается Ногайская орда, и всё остальное на запад – Волжский улус. В 1445 – 1449 годах Волжский улус разделяется ещё на три независимых части: Казанское и Крымское ханства, а оставшуюся часть именуется Большой ордой, от которой в 1460-х годах отделяется Астраханское ханство. В 1502 году оставшаяся Большая орда была поглощена Крымским ханством.


Освободившись в 1480 году от Золотой орды, окрепнув и испытывая явно обозначившееся перенаселение, Московское государство в XVI веке начинает продвижение на восток и юго-восток. В 1552 году было покорено Казанское ханство, а в 1556 году – Астраханское, препятствовавшие международной торговле между Востоком и Северной Европой на важном торговом пути по Волге. Учитывая тему этой главы, необходимо отметить следующее. Расширение Российского государства на восток нельзя трактовать лишь как следствие захватнических устремлений российских правительств, а тем более, якобы, присущей русскому народу агрессивности. В некотором роде оно явилось естественным продолжением борьбы против воинственных азиатских орд, в течение долгих веков представлявших для русского народа извечную угрозу и постоянный источник опасности.

С IV века через, так называемые, "ворота народов” (пространство между Уральскими горами и Каспийским морем) многократно в богатые южнорусские степи вступали волны кочевых азиатских народов, которые подвергали славянские земли опустошительным набегам. Образование Русского государства не прекратило эти набеги. В XI веке Киевская Русь отбивается от печенегов и хазар. В XII веке им на смену приходят половцы. В XIII веке и половцев, и Русь захлёстывает татаро-монгольское нашествие. Пик этих опустошительных нашествий приходится на Золотую орду и Крымское ханство. И вот после двухсот пятидесяти лет татаро-монгольского владычества Русь, объединившись вокруг Москвы, начинает постепенное продвижение на восток.

Сопровождавшее это расширение государства переселение людей было столь же неизбежным, как и предшествующие движения тюркских народов. Примечательно, что эти переселения, расходясь по времени и направления движения, совпадают по территории распространения: Причерноморье, Поволжье, Приуралье, Западная Сибирь, Северный Казахстан. Но в отличие от переселения тюркских народов на запад, русское распространение на восток имело другой экономический результат. Если города и пашни кочевниками уничтожались (яркий тому пример угасание согдийской колонизации в Чуйской долине), то переселение славянского земледельческого народа не уничтожало пастбища, а создало новый тип хозяйствования бывших кочевников и обеспечило их развитие.

Контакты восточных славян со Средней Азией очень древние. Они существовали даже ещё до образования русского государства. Многочисленные клады с азиатскими монетами VII – XI веков, найдённые в центральной России от средней Волги до Балтийского моря, свидетельствуют, что уже в те времена велась оживлённая торговля между Азией и северной Европой через славянские земли. Шла не только транзитная торговля. Географическое положение Руси обуславливало знакомство руссов с соседними народами северо-западной Азии, способствовало контакту с ними в юго-восточном направлении. Отсюда и возникали как торговые сношения, так и военные походы.

Первые письменные сведения о сношениях древних жителей Руси с Азией имеются в "Книге путей и государств” арабского писателя Абуль-Касима-Убэйда, более известного под именем Ибн Хордадбеха и писавшего в 860 - 870 годах. Он сообщает, что русские купцы – "они же суть племя из славян” – вывозили разные меха из своих мест и отправлялись с ними по Итилю (Волге) и далее по Джорджанскому (Каспийскому) морю, приставая в пути к любому берегу. Иногда они провозили свои товары до самого Багдада. Благодаря торговле, познакомившись с богатствами Востока, возникает желание к добыче и обогащению силой оружия. Начинаются воинственные набеги древних славян на каспийские побережья.

Первое сведение о набеге руссов на южное побережье Каспийского моря относится к концу X века. Два известных арабских историка: Абу-Хасан-Али, известный также под именем Аль Масуди (писал во второй четверти X в.) и Изз ад-дин ибн Мохаммед, называемый также Ибн-Эль-Эсир-Джезери и писавший в первой половине XIII века, оставили описание двух походов руссов. Первый по Волге и Каспийскому морю в 913 – 914 годах, а второй, сухопутный через Кавказ, в 943 году. Из русских летописей известно о походе Святослава в Хазарию (северо-западный берег Каспия) в 965 году. Государственные контакты со Средней Азией Русь начала иметь уже в X веке. В 986 году киевский князь Владимир для установления связей направил послов к правителю Хорезма. Это интересный пример "идеологического контакта”.

Князь Владимир, выбирая для своего государства единую религию, проводит "испытание вер”, для чего вместе с представителями иудейства и христианства приглашает и мусульманских теологов из Хорезма. Наверное, к этим временам относится и появление русских народных сказок о царе Салтане, в котором угадываются среднеазиатские и персидские владыки – султаны. А сюжет русской народной сказки о богатыре Еруслане Лазаревече, скорее всего, заимствован из персидского фольклора, а имя героя сказки - русское преобразование имени персидского богатыря Рустама Золи Зара. Так сюжет сказки подсказывает о древних связях Руси и Персии. Эта традиция продолжилась и художественной литературе боле позднего времени. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Л. Н. Толстой интересовались образами мусульман и делали их героями своих произведений.

В произведениях среднеазиатских авторов того времени (таджикские поэт и мыслитель А. Фирдоуси и писатель Носир Хисроу, узбекский поэт Алишер Навои, туркменский поэт и философ Махтум-Кули) встречаются упоминания о славянах. А бухарская «Книга переделов мира», написанная в 983 году по книгам VIII – IX веков, подробно рассказывает о Руси. Это свидетельствует о том, что в Средней Азии издавна знали русских и интересовались ими. С падением Хазарского каганата, обеспечивавшего безопасность путей по Каспийскому морю и нижней Волге, торговля с Азией совсем не прекратилась, а только уменьшилась, ослабла. В XIII в. после нашествия татаро-монголов контакты Руси со Средней Азией временно затухают.

При этом надо учитывать, что с распространением владычества монголов Средняя Азия утрачивает то высокое значение, которое она имела в IX – XII веках. В то же время монгольское нашествие, вначале прервав сношения Руси со Средней Азией, впоследствии способствовало расширению этих связей. Кроме поездок князей и их послов к хану, и торговые люди стали появляться в его среднеазиатских владениях. С другой стороны, и обитатели Бухары и Хорезма, славившиеся своей торговлей, стали чаще посещать Россию. Во второй половине XIV века Нижний Новгород становится уже известным торговым центром, куда приезжают купцы из восточных стран

После освобождения от татарского господства и распада Золотой Орды, Россия, окрепнув, начинает распространение своего влияния на восток. Как уже говорилось, в 1552 году Московское государство покоряет Казань и в 1556 – Астрахань. Здесь я считаю необходимым дать общий обзор и основные этапы роста Российского государства. Расширение Руси и присоединение окраин вызывались как экономическими и социальными причинами, так и политическими.

На первых этапах, до XVI века преобладали экономические причины. Пушные богатства центральной Московской Руси, служившие главной статьёй её дохода в международной торговле, к XVI веку истощились. Население коренных областей должно было, с одной стороны, усиленно заняться земледелием, а с другой - перенести звероловный промысел на соседние окраины. Так одно направление деятельности русских двинулось на чернозёмы и рыбные промыслы юга и юго-востока России. В другом направлении шаг за шагом совершались присоединение и освоение Поволжья, северо-восточных земель, Урала и впоследствии Сибири.

Далее экономические и социальные причины ослабевают, и на первое место выходят причины политического характера: выход на Балтику, Чёрное море и Кавказ. После занятия Урала, Сибири и Кавказа акцент в политической части смещается на вопросы безопасности и самообороны, на вынужденную необходимость занятия соседних земель для обуздания беспокойных соседей, для обеспечения спокойствия и безопасности, для выхода на естественные границы. Это, в частности, выход на рубеж Каспийское и Аральское моря, река Сырдарья, горы Тянь-Шань. И, наконец, третий этап – присоединение окраин на западе (Польша и Финляндия), юге (Закавказье) и на востоке (южный Туркестан) продолжается уже без особого экономического обоснования, в силу лишь чисто политических причин, иногда даже не для самоохраны, а для внешнего могущества и «величия». Россия всё росла и росла, иногда в ущерб своей коренной нации – русских.

После завоевания Казанского и Астраханского ханств Россия вошла в соприкосновение со среднеазиатскими кочевниками – Ногайской ордой, кочевавшей в междуречье Яика (р. Урал) и Волги, а в 1563 году царь Иван IV принял «под свою руку» Больших ногаев. С ликвидацией поволжских ханств Волга, особенно её низовья, и Каспийское море стали ареной грабежей и разбоев казачьей вольницей русских и иностранных торговых судов, что вызывало даже международные конфликты. Иван Грозный в 1577 году посылает войска против "воровских казаков”, которые были разбиты, и часть из них поселилась на реке Яик (Урал) и даже в устье реки Эмбы. [(240), т. 1, стр. 23].

При распаде Золотой Орды одним из её осколков была Шибанская орда (правители этой орды происходили от хана Шейбани, внука Чингизхана). Впоследствии эта орда ногаями была вытеснена на север, где татары частично потеснили, а частично покорили сибирские народности, образовав Сибирское ханство. После взятия Казани восточные пределы Российского государства достигли Сибирского ханства. Устанавливаются межгосударственные сношения. Сибирский хан Едигер из династии Тайбугидов в 1555 году, через своих послов, поздравляя Ивана Грозного с взятием Казани, бил ему челом, просил принять его под высокую руку и обязывался ежегодно платить дань.

Этим Едигер надеялся получить помощь от Ивана IV в трудной борьбе со своими противниками. В 1556 году Едигер прислал царю первый ясак мехами. После длительной и упорной междоусобной борьбы в 1563 году, убив Едигера, власть в Сибирском ханстве захватил хан Кучум, чингизид из среднеазиатской династии Шейбанидов. Сначала он тоже был данником Москвы, но, закончив борьбу со сторонниками Едигера, порвал вассальные отношения с Иваном IV. Отправленный в 1571 году в Москву Кучумом ясак в 1000 соболей был последним. С 1573 года на пограничные земли России начались почти непрекращающиеся набеги сибирских татар.

Погодинская летопись, например, сообщает: «Царь Кучум послал своего сына Алея с ратью воевать (русскую крепость) Чусовую, и доходили до реки Камы и до города Соли Камской, и много дурного причинили православным христианам». А положение России в это время было трудное. На западе шла изнурительная Ливонская война за выход к Балтийскому морю. В 1569 году турецкие и крымские войска совершают поход на Астрахань. В 1571 и 1572 годах крымский хан Девлет-Гирей дважды нападает на Москву, и сжёг её. Появление сибирских татар в Пермском крае вызвало восстание черемисов в Поволжье и попытку ногайцев отделиться от Москвы. Используя эти обстоятельства Кучум, кроме набегов, начал проявлять притязания на уральские владения России.

Так как завоёванные восточные окраины Московского государства были мало заселены, то при Иване Грозном земли этих окраин охотно раздавались предприимчивым людям. Так были отданы земли по реке Каме купцам Строгановым, которые занимались здесь торговлей, земледелием и завели соляные промыслы. Перебравшись через Урал, они на реке Сосьва нашли серебряную руду, а в верховьях реки Тары – железную. Грамотой царя Строгановым были даны большие привилегии и широкие полномочия, вплоть до создания ополчения из "охочих людей”, из донских, волжских и яицких казаков для обороны восточных границ и даже возможности ответных наступательных ударов "на хана Сибирского”. Пользуясь этими привилегиями, в конце 70-х годов XVI века Строгановы пригласили к себе атамана "Ермака с товарищи” для защиты своих владений от разорительных набегов сибирских татар.

"Ермаковы казаки” по Яику, затем по Самаре вышли на Волгу, а по ней поднялись на Каму и прибыли во владения Строгановых. По другой версии казаки ушли непосредственно с Волги, Самарской луки. Есть несколько версий происхождения Ермака. Интересно предположение восточного происхождения Ермака. По этой версии он был знатным уроженцем Сибирского ханства из татарской династии Тайбугидов, боровшейся за власть с династией Шейбанидов, представителем которой был хан Кучум. Юношей он попал на Яик (возможно, был угнан ордынцами или ногайцами в неволю), где выдвинулся среди казаков.

Из владений Строгановых Ермак с отрядом в 540 казаков в 1581 году двинулся по реке Чусовой за Урал в Сибирское ханство. 26 октября 1582 года, разгромив войско хана Кучума, казаки заняли столицу Сибирского ханства Кышлык (другое название Искер или Сибир в 20-и км. от совремённого Тобольска), откуда в 1583 - 1584 годах совершили походы по Иртышу. Иван Грозный, узнав о "сибирском взятии”, простил "воровских казаков”, наградил их и отправил им на помощь 300 «ратных людей». Но даже с этой помощью отряд Ермака не смог удержаться в Сибири. Значительная часть отряда погибла в боях, умерла от голода и болезней. В роковом бою ночью 5-го августа 1585 года, в котором Ермак погиб, казачье войско потерпело поражение, и вернулось назад.

Несмотря на поражение Ермака, Сибирское ханство было подорвано. В 1586 году 300 «ратных людей» во главе с воеводами Василием Сукиным и Иваном Мясным совершили новый поход в Сибирское ханство и основали старейший из ныне существующих сибирских городов – Тюмень. На следующий год, получив подкрепление, воевода Данил Чулков с отрядом в 500 человек отправился дальше на северо-восток и на Иртыше, напротив устья Тобола основал в 1587 году ещё одну русскую крепость – Тобольск. С 1590 года Тобольск стал главным городом Сибири. Основание в 1594 году города Тары в низовьях Иртыша можно считать первым шагом движения русских в Среднюю Азию со стороны Сибири. Инструкция первому Тарскому воеводе определяла весьма широкое поле его деятельности. Во-первых, "Кучума царя вконец истеснить”, то есть покончить с этим бывшим властителем Сибири. Во-вторых, завести торговые и другие сношения с кочевниками степей и народами Средней Азии.

Для этого ему предписывалось: "Ежели Бухарские и Ногайские купцы прийдут в город Тару с товарами, то иметь с ними свободный торг, обходясь с ними дружески, привлекать их через то к себе, и по продаже товаров отпускать их безпрепятственно. Ежели которые из них пожелают ехать с товарами своими в Тобольск или Тюмень, то сиё им тоже позволять”. В-третьих, открыть посольские сношения с владельцами среднеазиатских стран, "принимая их послов в Таре надлежащим образом, выслушав их предложение, писать в Москву, а их самих отпускать назад в их земли”. Впоследствии эти полномочия перейдут Омску и Семипалатинску.

Лишённый трона и большинства своих подданных, хан Кучум жестоко мстил им за переход на сторону "белого царя”, совершая набеги на новые русские земли. В августе 1598 года объединённый русско-татарский отряд в 400 человек под предводительством воеводы Андрея Войекова вышел из Тары и в Барабинской степи на берегу Оби встретил главные силы Кучума, готовившихся к очередному набегу на русские владения. В длительном и ожесточённом сражении войско Кучума было наголову разбито. Эта победа произвела огромное впечатление на сибирских обитателей.

Они увидели в России силу, способную защитить их не только от хана Кучума, но и от султанов южных степей. С просьбой "дать оборонь” от воинственных кочевников к русским властям стали обращаться "князцы” различных сибирских родов, изъявляя готовность стать подданными "белого царя”. Завоевание русскими Западной Сибири и выход к казахским степям заметно расширило связи Туркестана с Московским государством через Сибирь. Однако приобретённым владениям, даже ещё в начале XIX века угрожала опасность с юга, со стороны казахских степей, населённых воинственными кочевниками.

После завоевания Сибири Ермаком предприимчивые купцы и казаки стали проникать вглубь степи для торговли и для добычи соли, недостаток которой остро ощущался в Сибири. В 1613 году ротмистр Барташ с военным отрядом посылается с целью отыскать и обследовать Ямышевское озеро (район гор. Павлодара). С тех пор соль в Сибирь привозилась с этого озера. Весть о богатствах этого озера достигла Москвы, возникла мысль о возведении здесь острога. В 1626 году на Ямышево озеро посылается разведывательный отряд казачьего атамана Грозы Иванова с боярином Дмитрием Черкасовым.

Сведения, добытые этим отрядом, убедили Московское правительство, что ради одной соли забираться столь далеко в калмыцкие владения не стоит. По донесению Черкасова "пахотных мест мало, трава типец невелик, всяких угодий мало и лесу хорошего нет, с калмыцкими людьми торги будут ли, и прибыль будет ли”. Тем более что даже уже приобретённым владениям постоянно угрожала опасность с юга от воинственных кочевников. Поэтому движение по Иртышу в сторону степей остановилось почти на сто лет.

В это же время в среднеазиатской торговле всё большее значение приобретали пути к Волге. Инициатива в установлении связей с Россией в это время исходила преимущественно от Средней Азии, ибо она, из-за своей экономической отсталости и препятствий со стороны Персии, в этих связях нуждалась больше, чем Россия. Властители отправляли в Россию послов с грамотами о взаимной дружбе и о покровительстве торговли. В 1559 году в Москву прибыло хивинское посольство, с просьбой разрешения торговать и охраны торговых караванов.

В 1564 году Иван IV Грозный получил личное послание правителя Бухары, в котором тот для расширения торговых связей тоже просил царя разрешить «в своё государство людям его торговать ходити». В конце XVI века дипломатические связи Средней Азии с Россией настолько укрепились, что в Москве, например, воспитывался царевич Махметкул, родственник известного хивинского хана Абулгази. В послании 1668 года царю Алексею Михайловичу хивинский хан, для развития торговли и обеспечения безопасности торговых караванов, предлагал заложить город на полуострове Мангышлак.

С расширением торговых и дипломатических сношений России с Хивой и Бухарой с середины XVI века казахские степи начинают приобретать транзитное значение. На территории Казахской степи в разные времена проживало множество различных тюркских племён, которые были близки между собой по языку и культуре, по типу и уровню развития своего хозяйства. К XIII веку сложились условия для объединения этих различных тюркоязычных племён в казахскую народность. Однако нашествие монголов прервало этот процесс.

Впоследствии на территории Казахстана определились три хозяйственно-географических района – жуз или орда. Старший жуз располагался на землях южного Прибалхашья и Южного Казахстана. В Средний жуз вошли земли Центрального Казахстана. Младший жуз занимал земли от низовьев Сырдарьи, Аральского и Каспийского морей по Эмбе до верховьев Тобола. Разделение на орды не было государственным или административным делением, оно имело значение, как указание мест кочёвок различных родов.

Время и причины разделения казахов на три орды точно не известны. Скорее всего, это одна из форм феодальной раздробленности. По легенде это произошло потому, что один из сильных казахских ханов разделил свой народ между тремя сыновьями. Удел старшего сына был назван Улу-джюз (большой сотней или ордой); удел второго – Орта-джюз (средней сотней); а младшего – Кичи-джюз (младшей сотней). На рубеже XV – XVI веков в восточных источниках появилось название казахской народности. В XVI веке на реке Сырдарье образовалось Казахское ханство со ставкой в городе Туркестане.

В 1573 году в Казахское ханство было отправлено посольство Третьяка Чубукова, которое должно было установить связи с Казахским ханством. Но это посольство окончилось неудачей. Чубуков был взят в плен и убит Маметкулом, племянником сибирского хана Кучума. Иван Грозный посылает следующее посольство. Семён Мальцев и Борис Доможиров смогли добраться до ставки казахского хана Хакназара и ознакомились с положением в регионе. [(299), стр. 60]. К 1594 году относится первое, но с замаскированной корыстной целью, прошение казахов о принятии их в российское подданство. После завоевания Сибири казахи оказались в соседстве с русскими. В одном из сражений с остатками войска Кучума русскими был взят в плен казахский султан Ураз-Мегмет, племянник казахского хана Тевеккеля.

Желая освободить своего племянника из плена, Тевеккель отправил в Москву посла с грамотой, в которой просил о принятии его со всею ордою в русское подданство и об освобождении из плена Ураз-Мегмета. В 1595 году к Тевеккелю было отправлено посольство Вельямина Степанова с ответной грамотой, в которой принятие в подданство оговаривалось конкретными условиями совместной борьбы с Кучумом, на что Тевеккель не согласился. Ход, предпринятый им для освобождения своего племянника, не удался. Принятие казахов в российское подданство не состоялось. [(254), стр. 11].

В XVII веке торговые и дипломатические сношения между Россией и Средней Азией ещё более усилились. Экономическая потребность Средней Азии в торговле с Россией была настолько сильна, что она непрерывно расширялась, несмотря на большие трудности, сопряжённые с отсутствием коммуникаций и набегами кочевых племён, вынуждавшие сопровождать караваны подчас большими воинскими отрядами. В XVII веке Россию посетили 12 хивинских и 12 бухарских посольств. Из России отвечали такими же посольствами, на которых почти всегда возлагалась обязанность проведать о путях в Индию для установления с ней непосредственных связей.
В 1620 году из Москвы было отправлено первое русское посольство Ивана Хохлова в Бухару, а в 1669 году посольства во главе с Иваном Федотовым и Матвеем Муромцевым – в Хиву и вторично в Бухару – братья Семён и Борис Пазухины.

В связи с набегами казахов в 1680 – 82 годах на Тарханский острог Тобольского уезда и на селения у Ямышева озера, к казахскому хану Тауке было направлено посольство Ф. Скибина и М. Трошина, которые должны были потребовать прекращения набегов и добиться возврата пленных. Но совещание биев, собранных ханом Тауке, выявило разногласия по вопросу о том – "воевать с Россией” или "жить в миру”. Послы были задержаны в Туркестане, откуда они с трудом выбрались. Это посольство имело значение только в том отношении, что после него последовали попытки теперь уже со стороны казахских ханов Тауке, Абулхаира и Каипа установить связи с Россией. [(243), стр. 188].

Западносибирское начальство также не упускало случая проведать о "новых землицах”, занятых степными кочевниками. Для этого оно пользовалось услугами местных служилых людей, особенно казаков. Так, уже побывавшие в Казахском ханстве тобольские казаки Скибин и Трошин и с ними Кобяков в 1692 – 96 годах совершили богатый приключениями кружной путь от Тобольска, казахскими степями в город Туркестан. Далее в Ташкент, Бухару, Хиву и обратно через улусы калмыцкого хана Аюка на Яике (р. Урал) в Уфу и Тобольск. Были не только посольства или купцы, но и военные экспедиции. В начале XVII в. было два набега яицких казаков на Хиву, один под предводительством атамана Нечая, другой – Шамая. Оба набега закончились поражением смелых авантюристов. Но эти походы не были правительственными действиями, а просто очередными вылазками отрядов удальцов, которые были обычны в то время всему южнорусскому казачеству. Систематические правительственные действия начались при Петре I.

Прежде, чем описывать эти действия, кратко познакомимся со Среднеазиатским регионом. Государственность в Средней Азии зародилась в середине первого тысячелетия до н. э. в районах оазисов и поливного земледелия. В разное время её области входили в состав Хорезма, Бактрии, Парфии, Кушанского царства, Арабского халифата и Монгольской империи. Арабское завоевание положило началу исламизации региона. Первоначально здесь преобладало ираноязычное население (сейчас на иранском наречии говорят только таджики), но позже, с первого тысячелетия н. э. расселились тюрки, к которым по языку относятся казахи, киргизы, туркмены и узбеки.

В середине XIX века на территории Средней Азии существовали три государства: Кокандское и Хивинское ханства и Бухарский эмират. Кроме этих государств в регионе кочевали не создавшие своей государственности казахи, киргизы и туркмены. Крупными городами были Ташкент, Самарканд и Бухара – один из религиозных центров ислама. В Средней Азии к этому моменту существовали отсталые социально-экономические отношения с элементами феодализма и рабовладения. Политическая власть представляла собой восточную деспотию во главе с ханом или эмиром. Владыкам принадлежало право распоряжаться жизнью и смертью своих подданных и полное владение всем в своём государстве. Их власть ограничивалась только положениями мусульманского права.

Таковы были среднеазиатские реалии экономической и политической жизни, существовавшие здесь до проникновения сюда России. Начало этого процесса относится к первой четверти XVIII века. Толчком к непосредственному вступлению России в дела Средней Азии явился приезд в 1700 году к Петру I посланца хивинского хана Шахнияза, который, чувствуя себя недостаточно твёрдо на своём престоле, искал поддержки в иностранном покровительстве и поэтому обратился к русскому царю о принятии его в подданство. Пётр I дал на это согласие и специальной грамотой от 30 июня 1700 года удовлетворил эту просьбу. В 1703 году преемник Шахнияза, Араб-Мухаммед повторил ходатайство о принятии в российское подданство, а Пётр I подтвердил его.

Однако в связи с тем, что Россия в это время была связана трудной Северной войной со Швецией за выход к Балтийскому морю, русское правительство не смогло воспользоваться удобным поводом для установления русского влияния на закаспийские области. Да и посольства хивинских ханов были, скорее всего, лишь уловкой в их борьбе с кунгардскими беками, стремлением извлечь выгоды из номинального подчинения более сильной державе. Что и подтвердилось впоследствии, когда это номинальное подданство не помешало хивинцам в 1717 году истребить отряд Бековича. И всё же эти посольства свидетельствуют о том, что уже тогда среднеазиатские властители понимали выгоду от российского подданства.

Начало активного проникновения России в Среднюю Азию относится к началу XVIII века. После перелома в войне со Швецией в результате победы под Полтавой и
неудачного Прутского похода 1711 года против Турции, когда Россия потеряла выход в Азовское море, интересы Петра направляются не только в сторону Европы, но и на Каспийское море и древние пути Средней Азии. Тем более что, несмотря на тяжёлую Северную войну 1700 - 1721 годов, "птенцы гнезда Петрова” подталкивали царя в этом направлении. Восточные политики и дипломаты были уверены в полном успехе небольшой восточной экспедиции. "Не токмо целою армиею, но и малым корпусом великую часть к России присоединить можно”, - писал Петру I из Ирана посол Артемий Волынский. Ему вторил отправленный в Бухару Флорио Беневини: "Сила все резоны уничтожит”, - писал он и считал достаточным для покорения Средней Азии 3.000 солдат и казаков.

Но в жизни, вопреки предсказаниям дипломатов, всё оказалось гораздо сложнее. В 1714 году приехавший в Петербург именитый туркменский купец Ходжа Нефес рассказал Петру I, что на Амударье добывается рассыпное золото и что хотя река эта, впадавшая прежде в Каспийское море, и отведена хивинцами в Арал, но, перекопав плотину, можно обратить её в прежнее русло. Хивинский посланник Ашур-бек так же подтвердил, что в верховьях Амударьи есть золотой песок. В это время русское правительство из-за тяжёлой войны со Швецией испытывало острую нужду в средствах, поэтому царя заинтересовали сведения о месторождениях золота, тем более что тогда Россия не имела крупных золотых приисков.

Оценив важное торговое и политическое значения Каспийского моря для России, Пётр I отправляет на восточные берега Каспийского моря экспедицию под командованием кабардинского князя гвардии капитана А. Бековича-Черкасского. Поводом для отправки экспедиции также послужила идея найти путь в Индию по реке Амударье. Отправляя эту экспедицию, Пётр I не ставил задачи завоевания каких-либо территорий в Средней Азии. Из рассказов послов царь сделал вывод, что правители среднеазиатских государств не обладают прочной властью. Он предполагал дать им охрану из состава отряда Бековича, а взамен получить торговые выгоды для России.

Выполняя волю царя, Бекович в ноябре 1714 году вышел из Астрахани на кораблях, но тяжёлые ледовые условия вынудили экспедицию вернуться. В 1715 году он обследовал северо-восточные берега Каспийского моря. В 1716 голу вторая морская экспедиция, во время которой на восточном побережье Каспийского моря заложили три укрепления, в том числе и Красноводск, Весной 1717 года Бековича вышел из Гурьева и направился к Хиве. Ему предписывалось достичь Хивы, «обратить хана к подданству» или склонить его к дружбе с Россией, перекрыть плотиной Амударью, чтобы воды великой среднеазиатской реки пустить по древнему руслу в Каспийское море, и по ней «до Индии водный путь сыскать». Для возведения промежуточных укреплений по пути следования и охраны каравана (в состав экспедиции входили и купцы) был сформирован отряд из 6-и тысяч солдат и казаков.

Экспедиция по пути следования трижды подверглась нападению 25-итысячного хивинского отряда. Все нападения были отбиты. После этих неудач хивинский хан меняет тактику и решает добиться победы хитростью. Он вступает в переговоры и соглашается принять отряд, но уверяет, что не сможет прокормить весь отряд в одном месте. Доверившись хану, Бекович, несмотря на протесты его более осторожных соратников, разделяет отряд на несколько частей, которые были разгромлены хивинцами. Большинство отряда, в том числе и сам Бекович, погибло, оставшиеся были взяты в плен. Крепости, заложенные на берегу Каспийского моря, из-за непривычного климата и постоянных нападений туркменов впоследствии были оставлены.

Путь в Среднюю Азию осваивался Петром не только со стороны Каспийского моря, но и со стороны Сибири. После вступления управлением Сибирью князь М. П. Гагарин вспомнил план столетней давности о продвижении в верховья Иртыша. Успех этого продвижения Гагарин строил на использовании противостояния между собой казахов, джунгаров и китайцев. Но Пётр I был слишком занят делами в Европе, чтобы уделять ещё время делам хотя и обширного, но далёкого и полупустынного края. Нужен был предлог, и он нашёлся в потребности Петра в деньгах и золоте на ведение дорого стоивших войн на западе.

Проведав о добыче рассыпного золота в Джунгарии близ города Эркети (Эркети – Яркент – впоследствии Джаркент – город в Семиречье – Б. М.), Гагарин в 1713 году доложил Петру I "о добывании песошного золота около Эркети и на реке Дарье” и предложил царю назначить туда военную экспедицию. На представлении Гагарина Пётр I написал: "Построить город у Ямышева озера, а буде можно и выше, и, построя крепость, искать далее по той реке (Иртышу – Б. М.) вверх, пока лодки пройти могут, и оттоль идти далее до города Эркети и оным овладеть”.

Средняя Азия в то время была настолько мало известной страной, что «Эркети» – Яркент, около которого, по дошедшим к Гагарину известиям, калмыки промывали золото, предполагался расположенным в верховьях рек Сырдарьи или Амударьи. На карте Российской империи и её окрестностей, составленной в 1734 году обер-секрктарём Сената Иваном Кирилловым, река Сырдарья от Ташкента поворачивает на северо-восток. Река Амударья течёт параллельно Сырдарье, потом поворачивает на север и вытекает из небольшого озера на месте Иссык-Куля.

На той же карте Иртыш идёт на юго-восток, достигает озера Алаколь и от него направляется на восток. То есть по этой старинной карте Иртыш и исток Амударьи находятся рядом. А город «Иерекен» на карте находится в районе, где Амударья поворачивает на север. Вслед за нашими предками и историком того времени Г. Ф. Миллером заблуждаются и многие совремённые исследователи. Не зная о существовании малоизвестного городка в Семиречье Джаркента (Яркента), чему способствовало и переименование его в советское время в Панфилов, они связывают Яркент с китайским городом Яркендом, находящемся не то, что в верховьях Амударьи, а совсем по другую (восточную) сторону Тянь-Шанских гор, южнее города Кашгара, в пустыне Такла-Макан.

На это заблуждение ещё в XIX веке в «Киргизских очерках» указывал А. К. Гейнс. Он писал, что при тогдашних сведениях о Средней Азии было совершенно естественно не знать, что хотя Яркенд-Дарья и Амударья и берут начало недалеко друг от друга, но что первая течёт на восток, а вторая – на запад. Точно также было естественно не знать, что Яркенд отделён от Сибири не только степью, но и едва проходимым снежным Тянь-Шанем и просторами Восточного Туркестана. В общей сложности это составляло от Тобольска более 3.000 вёрст.

В инструкции руководителю отправляемой на поиски золота экспедиции подполковнику И. Д. Бухгольцу указывалось через 5 – 7 дней пути ставить редуты для складов и обеспечения сообщения. Это же, сколько надо было построить укреплений от совремённого Павлодара до китайского Яркенда! И к тому же при этом преодолеть горный хребёт Джунгарский Алатау и пустыню Такла-Макан. Не смог достигнуть Яркенда даже Ч. Валиханов, побывавший в 1859 году в Кашгаре. Исследователи, которые отождествляют Эркети с Яркендом, понимая натянутость такого утверждения, объясняют его авантюризмом князя Гагарина. Но надо обратить внимание и на донесение губернатора Гагарина, и на инструкцию Бухгольцу.

Предварительное пояснение. Здесь упоминаются и будут далее встречаться сообщения о джунгарах. Джунгария, Джунгарское или Ойратское ханство – феодальное государство ойратов, впоследствии калмыков (группа западно-монгольских племён) в Центральной Азии. Существовало оно с 30-х годов XVII века, занимая совремённые Западную Монголию, Северо-западный Китай и Восточный Казахстан. В 1757 году Джунгария, разгромленная Китаем, прекратила существование. Ставка джунгарского хана находилась в Семиречье, в долине реки Или. Южной границей Джунгарии был город Турфан на севере Восточного Туркестана, который расположен севернее городов Аксу, Кашгара и уж тем более намного севернее Яркенда.

Гагарин доносил царю: «Город калмыцкий Эркет, под которым на реке Дарье промышляют песошное золото, в расстоянии от Тобольска, по сказке эркетских жителей, что доходят из Эркета до Тары, в полтретья месяца нескорою ездою, а от Тары до Тобольска в пять дней…От Ямышева озера и до Эркети кочуют калмыки…В тех местах (возле Эркета – Б. М.) кочуют калмыки с контайшою (хунтайчжи – правитель Джунгарии – Б. М.) 30.000 человек». Или Гагарин что-то напутал, или слухи были неточными, но время в пути очень уменьшено. Более точное время в пути до ставки джунгарского правителя указывает Г. Ф. Миллер: «До сего места (ставки хунтайчжи – Б. М.) от Семипалатинской крепости три недели езды на лошадях».

В инструкции Бухгольцу также определённо указывалось: «Путь к Иркети лежит вверх от Тобольска по Иртышу и от того на калмыцкое кочевье, где кочует контайша», то есть в долину реки Или. Ф. Бюлер в работе «Инородцы Астраханской губернии» пишет: «Сами они (калмыки – Б. М.) никаким прилагательным не отличаются, кроме названия улуса, к которому тот или другой из них принадлежит. Так говорят, например, калмыки эркетеневские, хошутовские». Скорее всего, «эркетеневские» – это потомки калмыков переселившихся с Или после разгрома Джунгарии китайцами.

Всё это говорит о том, что город Эркети, местное название Яркент, впоследствии Джаркент, находился в джунгарских владениях, в Семиречье. В обращении уйгурского населения в ТуркЦИК от 30 января 1920 года гор. Джаркент называется Яркентом. Отступление для косвенного доказательства, что «Эркети», к которому стремились русские за золотом, – это город Джаркент в Семиречье. Местным народам были давно известны золотые россыпи по рекам, стекающим с Джунгарского Алатау, и по притокам реки Или.

Почти все они прежде разрабатывались, но не достигали значительных размеров. В дореволюционном «Каталоге полезных ископаемых Туркестана», составленным горным инженером Андреевым, указано девять месторождений золота в Семиреченской области. Л. Ф. Костенко в работе «Чжунгария. Военно-статичтияеский очерк в 1887 году писал: «В описываемом крае (бассейн реки Или – Б. М.) золотые россыпи встречаются по Текесу, в верховьях правых притоков реки Или, в долине реки Бороталы и её притоков и, наконец, на южных склонах Барлык-тау. Но эти россыпи бедны содержанием золота».

Э. П. Гурде в работе «Минеральные богатства Семиреченской области» в 1898 году добавлял: «Золоторудные залежи в Семиречье неизвестны. Золото находят в песках некоторых рек. Например, в бассейне реки Или золото известно по правым притокам Хорогос, Борохудзир, Усек и других; в бассейне озера Иссык-Куль и р. Текес. Признаки золота открыты по долинам рек Аксу, Северная Аксу, Джукка и др. На северной стороне Джунгарского Алатау золото известно и разрабатывается по рекам Тентек, Аргайты, Баскан и Лепса, но содержание его незначительно».  

Вернёмся к нашему повествованию. 22-го мая 1714 года Пётр I подписал указ подполковнику Бухгольцу "О походе в Калмыцкую землю на реке Дарье для покорения тех мест, где добывают золото”. В соответствии с этим указом Бухгольц должен был построить крепость у Ямышева озера, где издавна существовали соляные промыслы, и производилась меновая торговля между джунгарами, казахами и сибирскими татарами. Остаться там на зимовку, а будущей весной идти "к упомянутому городу Эркети” и овладеть им. На пути продвижения Бухгольцу предписывалось разведывать наиболее удобные дороги и в удобных местах строить редуты для хранения провианта и сообщения. Каждый редут должен отстоять один от другого от пяти до семи дней движения, и в них оставлять стражу. По взятии Эркети город укрепить и разведать, "как в реке Дарье промышляют золото, и куда река впадает”.

В июле 1715 года экспедиция в составе трёх тысяч человек, на 60 плотах и досчаниках вышла из Тобольска. В городе Таре к ней примкнуло 1.500 конников, двигавшихся по берегу Иртыша. 1-го октября отряд прибыл к Ямышеву озеру и 29-го октября заложил Ямышевскую крепость. Во вновь построенной крепости Бухгольц остановился на зимовку. Ойраты, узнав о постройке новой крепости и намерении русских продолжить поход далее, считая эти земли своими, 9-го февраля 1716 года 10-итысячным войском напали на крепость. Не овладев ею штурмом, они осадили крепость. Средства осаждённых были скудными.

Весной в осаждённом отряде, в результате недоедания и заражения воздуха трупами животных, у защитников крепости развилась цинга и началась сибирская язва. Эпидемия уносила по 20 – 30 человек в день. Но осаждённый отряд стойко выдерживал осаду, ожидая прибытия подкрепления и обоза с припасами. Обоз с припасами и с товарами для торговли с кочевниками уже двигался из Тобольска. Но добраться к осаждённым ему не удалось, джунгары, разведав о движении обоза, выступили ему навстречу и в 50-и верстах от Ямышевой крепости напали на него. Целый день незначительная охрана каравана отбивалась от нападающих. Но силы были неравны, и калмыки одолели прикрытие.

Они провели захваченный обоз вместе с пленными перед осаждённой крепостью. Видя это и не имея надежды на получение нового подкрепления, Бухгольц решил уходить. 28-го апреля 1716 года, после вскрытия Иртыша ото льда отряд, уменьшившийся до 700 человек, запалив крепость, на 18-и оставшихся досчаниках вырвался из осады и уплыл вниз по Иртышу. По другим данным калмыки не препятствовали уходу Бухгольца и даже возвратили некоторых пленных. Джунгары окончательно разрушили оставленную крепость. Проплыв по Иртышу до впадения Оми, Бухгольц остановился и вместе с запоздавшим подкреплением, идущим ему на помощь, 20-го мая 1716 года заложил Омскую крепость. Бухгольц не только не нашёл золота, но его экспедиция была вообще неудачной. Но этот поход был первым шагом русских в Среднюю Азию со стороны Сибири.

Неудача экспедиции Бухгольца показала, что для осуществления похода на «Еркет» необходимо усилить присутствие на Иртыше. Для защиты русских владений в Южной Сибири и обеспечения безопасности торговли со Средней Азией на Иртыш направляются одна за другой экспедиции, строится ряд крепостей и укреплений. Уже летом 1717 года подполковником Ф. Матигоровым Ямышевская крепость была восстановлена. В 1718 году отряд Василия Чередова заложил Семипалатинскую крепость, а осенью подполковник Порфирий Ступин расширил и укрепил её. В 1719 году Петром I был отправлен в Сибирь лейб-гвардии майор И. М. Лихарев с тремя поручениями: произвести следствие о злоупотреблениях Сибирского губернатора Гагарина, разобраться в причинах неудачного похода Бухгольца и всё же выяснить о существовании яркентского золота. Для исполнения третьего поручения Лихарев двинулся вверх по Иртышу.

Остановленный джунгарами, он на обратном пути в 1720 году основал Усть-Каменогорскую крепость. Отсюда он делает ещё одну безуспешную попытку попасть в Эркети. Побывав на озере Зайсан и Чёрном Иртыше, он возвращается назад. В 1721 году было повелено заселить Ямышевскую крепость и завести в ней торг с Джунгарией, Тибетом и китайскими городами. (Полный свод законов Российской империи, т. 7, №3716). Эти экспедиции, не достигнув поставленной цели – найти месторождения золота, всё же имели другой результат: отодвинули русскую границу по Иртышу до Усть-Каменогорска, оградив поселения Барабинской степи и южной части Томской губернии. Калмыки не смогли препятствовать этим успехам русских. Их государство в это время подвергалось более существенной опасности со стороны Китая. Затруднения джунгаров в борьбе с китайцами использовала Россия.

Начались переговоры о союзе и даже с намёками о подданстве, на которые калмыки пошли, чтобы получить от русских военную помощь против китайцев. Для окончательного решения вопроса в апреле 1722 года к калмыкам было отправлена миссия во главе с капитаном Иваном Унковским. Основными её целями были: склонить правителя Джунгарского ханства – хунтайджи Цэвэн-Рабтана к принятию российского подданства, поиск речных путей из Сибири в Среднюю Азию, поиск месторождений золота (всё ещё надеялись найти «еркетское» золото) и составление карт пройденных местностей. Также Унковскому предписывалось осматривать места, «где удобно крепостям быть, а особливо тех мест, где может найдена руда». В ноябре Унковский достиг резиденции хунтайджи в долине реки Или. Здесь миссия перезимовала, и затем вместе со ставкой хунтайчжи Унковский побывал на Иссык-Куле.

Политические условия за время пребывания посольства Унковского в ставке джунгарского правителя изменились, опасность для Джунгарского государства со стороны Китая, в связи со смертью императора Канси, временно была устранена. Калмыки в помощи русских более не нуждались и даже возобновили свои притязания на берега Иртыша. В сентябре 1723 года миссия Унковского двинулась в обратный путь. Результатом миссии Унковского была карта, которая давала достоверное представление о хребтах Тарбагатая и Джунгарского Алатау. Кроме того Унковский получил сведения о судьбе русских, пленённых калмыками во время экспедиции Бухгольца и увезённых в Семиречье и Восточный Туркестан, представил первые известия о киргизах.

После этих неудач Пётр больше не думал о повторении завоевательных походов вглубь степи, хотя и считал последние "всем азиатским странам и землям ключ и врата”. Но, желая установить связи с богатой Индией, он решил утвердиться на южном берегу Каспийского моря. В 1722 - 1723 гг. Петр I совершает Персидский поход и завоёвывает южный берег Каспийского моря. История с «еркетским» золотом не была закончена с миссией Унковского. В 1732 года в Джунгарское ханство было направлено посольство майора Угримова, которому, наконец, удалось выяснить, что золото добывают не у Яркента, а в Восточном Туркестане. Кроме того, Угримову удалось освободить из калмыцкого плена и вернуть на родину почти всех живых к тому времени русских, пленённых во время экспедиции Бухгольца. Так была завершена эпопея с «еркетским» золотом. После этих походов и посольств Россия не предпринимала активных попыток проникновения в Среднюю Азию в течение второго столетнего стояния. Такие действия возобновились только в конце 30-х годов XIX века.

Императрица Анна Иоанновна (годы правления 1730 - 1740 гг.), отказавшись от движения на восток в сторону Персии и даже возвратив южно-каспийские земли, завоёванные Петром I, использовала сложившуюся обстановку для продвижения в сторону Средней Азии. В 1717 году казахи Младшей орды совершили внезапный набег на Казанскую губернию, [(254), стр. 18]. Они дошли до Новошешминска, взяли город и разграбили его, но подошедшими войсками были изгнаны со значительным потерями. Воспользовавшись этим поражением казахов, волжские калмыки, башкиры и сибирские казаки, в ответ за прошлые набеги, усилили нападения на казахов. Этим воспользовались и джунгары.

На рубеже XVI – XVII веков если русские двигались по сибирской тайге от Урала на восток, то одновремённо в обратном направлении – с востока на запад - по степной зоне продвигались джунгары. Кочевая экстенсивная форма ведения скотоводства требовала громадных территорий. Поэтому среди кочевых племён постоянно возникала проблема перенаселения, нехватки кочевых территорий. Эта проблема решалась с помощью миграций, войн (даже между родами и племенами одного народа) и реже переходом на оседлость. Вот поэтому ойраты (калмыки), кочевавшие в Западной Монголии от Хангайских гор до озера Зайсан и на юге до реки Или (здесь кочевало племя чоросы), постепенно перемещались к западу.

В конце XVI века они добили остатки войск бежавшего от русских хана Кучума и продвинулись до Иртыша. В начале XVII века часть ойратских улусов, отделившись от основного юрта, переселилась в Россию. В 1608 году посольство одного из ойратских племён было принято в Москве и получило согласие на переход в русское подданство с выделением мест для кочевания. Калмыкам были выделены земли в Барабинской степи по берегам рек Иртыша и Оми. Однако принятие подданства не помешало им в следующем году совершить погром под Тарой. В 1628 году 50 тысяч человек ойратского племени торгоуты, не желая подчиниться чоросам, соединившись с ранее ушедшими калмыками, переселились в низовья Волги, вытеснив оттуда ногайцев на Северный Кавказ. 

Оставшиеся ойраты создали  в 1635 году Джунгарское ханство и стали называться джунгарами. Западная граница джунгарского ханства проходила по озеру Балхаш и далее на север до Иртыша. Ставка джунгарского ханства находилась в Илийской долине. С Китаем джунгары вели постоянные войны. В этой борьбе Китай искал себе союзников. Известно, что российским властям китайцы делали предложение о совместных военных действиях против Джунгарского ханства с последующим разделом его территории. В Петербурге это предложение было отклонено. А вот казахи с китайцами, видимо, договорились, или, во всяком случае, использовали войну джунгаров с китайцами. Об этом говорят не только постоянные пограничные набеги казахов на джунгар и грабежи их караванов, но и такой поступок казахского хана Тауке, когда он в 1699 году перебил джунгарское посольство.  

В ответ в 1723 году, заключив перемирие с Китаем, джунгары начали массированное наступление на казахов. Они заняли столицу казахских ханов Туркестан, Сайрам (район г. Чимкента) и Ташкент, а затем покорили некоторые роды Средней орды. Захватив большинство кочевий Средней и Младшей орд, ойраты оттеснили казахов к Яику и к среднеазиатским ханствам, от которых казахи подверглись не менее опустошительным ударам. Агрессия Джунгарского ханства в 1723 – 29 годах в истории казахского народа названа “ак табан шубрунды” – “годами великого бедствия”. А о Старшем и Среднем жузах говорилось: “Ала-куль сулама” – “полегли костьми у озера Ала-куль”.  

Нуждаясь в помощи в этой борьбе, хан Младшей орды Абулхаир в 1726 году отправил к Екатерине I посла Койбагара с предложением об обмене пленными и с просьбой позволения казахам кочевать близ Яика. Из-за последней просьбы, учитывая многолетние столкновения казахов с волжскими калмыками и яицкими казаками, русское правительство с недоверием отнеслось к просьбе Абулхаира, считая её замаскированным посягательством на улусы волжских калмыков. К тому же, из-за малочисленности войск на Иртышской оборонительной линии не хотели обострять отношения с джунгарами. Через четыре года, 22-го мая 1730 года к императрице Анне Иоанновне вновь прибыл от Абулхаира посол Бояча Тюлеев с повторной просьбой о принятии в российское подданство.

Вторая просьба была вызвана тем, что, несмотря на военные успехи казахов в 1729 – 1730-х годах, опасность нового нападения джунгар на казахов всё же не миновала. Вслед за Тюлеевым 23-го августа прибыло посольство из 11 человек во главе с Кутлумбетом Коштаевым с подтверждающей просьбой о принятии в подданство.  Для переговоров с Абулхаиром в Малую орду посылается полковник Тевкелёв. После длительных переговоров императрица Анна Иоанновна в феврале 1731 года выдала Абулхаиру жалованную грамоту о принятии казахов в подданство при условии, что хан будет обеспечивать безопасность русским торговым караванам, идущим в Среднюю Азию, и будет платить ясак. Вслед за Малой ордой на верность российскому правительству присягнул и хан Средней орды Самеке.  
Продолжение во 2-ой части на 2-ой стр. каталога.

Категория: Мои очерки | Добавил: Борис (15.11.2011)
Просмотров: 2948 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0