Главная » Статьи » Мои очерки

Присоединение Северной Киргизии к России. Часть 5-ая.
Продолжение, начало в 1-ой части на 2-ой стр. каталога.
Учитывая значимость этих экспедиций, условия, в которых они проходили, и географические открытия, сделанные во время экспедиций, Семёнову к его фамилии была пожалована приставка Тян-Шанский. А в 1900 году высочайшим повелением в память об экспедициях в Заилийский край и на Тянь-Шань была учреждена медаль, которой награждались участники этих экспедиций. Поездка Семёнова в аилы бугинцев, а также другие меры, предпринятые Перемышльским, временно парализовали попытки кокандцев по установлению их власти над бугинцами. Весной 1858 года в Пишпек прибыли кокандские военачальники Рустембек и Атабек. Их отряды стали совершать нападения на казахские аулы. В ответ на это Перемышльский с отрядом из 3-х рот пехоты, одного взвода артиллерии, 2-х ракетных станков и двух сотен казаков выступил из Верного. С помощью казахов кокандцы были вытеснены за реку Чу, и захвачены в плен комендант Пишпека Алишер-датха и родственники Джангарача: сын Чолпонбай и брат Бошкой.

Летом 1858 года сарыбагиши совершают очередное нападение на бугинцев. Начальник Алатавского округа обратился к казахам племени албан с просьбой оказать помощь бугинцам. Казахи откликнулись на призыв. С помощью албанов и ранее высланного на Иссык-Куль отряда есаула Варагушева бугинцам удалось разбить сарыбагишей, а их предводитель, манап Торогельды, взят в плен. После смерти Боромбая (в 1858 г.) старшим племени Бугу был утверждён Качыбек Ширалиев. Однако манап Мураталы не признал главенства Качыбека и принял сторону кокандцев.

Такова была сложная обстановка в округе, когда на должность начальника Алатавского округа и пристава Большой орды в июле 1858 года был назначен Герасим Алексеевич Колпаковский. Генерал Гасфорд, заняв пост генерал-губернатора Западной Сибири, перевёл к себе на службу Колпаковского, который служил под его начальством во время похода в Венгрию и проявил себя способным командиром. Колпаковский был назначен сначала адъютантом, а затем начальником Берёзовского округа, где показал себя и способным администратором.

 
Осложнение в это время внутреннего положения Кокандского ханства, вызванное столкновением с Бухарой и восстанием каратаусских казахов и части чуйских киргизов, отвлекли внимание кокандцев от Северной Киргизии. Киргизы Чуйской долины почувствовали себя относительно свободными. Манап Джангарач обращается к Колпаковскому с заверением своих дружественных намерений и с просьбой освободить своих родственников. Колпаковский, с разрешения Гасфорда, освободил сына Джангарача Чолпонбая. Так между Колпаковским и Джангарачем установились дружественные отношения.
 
Об этой неспокойной обстановке в Семиречье этого периода В. В. Григорьев писал, что возведение укрепления Верный упрочило положение России на торговых путях в Кашгар и Кульджу. «Но это же самое, – продолжает он, – вызвало против нас беспрерывные враждебные действия коканцев, которые в соединении с родами дикокаменных киргизов, преимущественно из сильного рода сарыбагиш, постоянно тревожили киргиз, принявших наше подданство. Не забудем ещё одного важного обстоятельства, что это было во время Восточной войны (Крымская война 1853 – 1856 годов – Б. М.). Турецкие и английские эмиссары были рассеяны по среднеазиатским ханствам. Эмиссары сии громко взывали к борьбе с неверными.

«И ежели со стороны коканцев не было серьёзных нападений на наши укрепления, то беспрерывные грабежи, угон скота дикокаменными киргизами у наших киргиз и стеснения караванов требовали величайшей бдительности и вместе с тем решительных действий с нашей стороны для окончательного утверждения в верховьях Чу. По мнению Сибирского начальства необходимо было взять и уничтожить главные коканские укрепления Пишпек и Токмак. Ибо постоянные вторжения коканских шаек и угон скота у принявших наше подданство киргизов вынуждали сибирское начальство беспрерывно высылать отряды для преследования и наказания грабителей, что, однако, не останавливало их от повторения набегов, и подрывало наше нравственное значение между дикокаменных киргиз, поставленных между двух огней (Китая и Коканда – Б. М.). Рано или поздно мы должны были двинуться за Чу и уничтожить главные хищнические притоны». 

24-го января 1859 года в Петербурге было созвано "совещательное заседание” Особого совета, на котором присутствовали высшие государственные деятели. Снова б
ыло рассмотрено предложение Гасфорда о занятии Пищпека в качестве "опорного пункта для будущих границ”. Теперь предложение Гасфорда было признано заслуживающим внимания. Как впоследствии писал сменивший Гасфорда Дюгамель: "В предлогах для войны не могло быть недостатка: мы были на протяжении нескольких тысяч вёрст в столкновениях с кочевыми племенами, которые тревожили нас своими набегами”. Однако осуществление принятого решения отложили из-за отсутствия точных сведений о данной местности, а исполнение рассмотреть после проведения рекогносцировок. [(133) стр. 112].

Весной 1859 года начало проводиться в жизнь постановление петербургского совещания. Отряд под командованием старшего адъютанта штаба Сибирского корпуса штабс-капитана М. И. Венюкова и войскового старшины Шайтанова направляется на рекогносцировку "правого берега реки Чу, против Пишпека и местности на 100 – 200 вёрст далее вниз по реке”. Венюкову предписывалось хранить в строгой тайне главную цель экспедиции – подготовку завоевания Пишпека [(132) стр. 125]. 12 мая 1859 года рекогносцировочный отряд, состоявший из 2-х рот пехоты, одной сотни казаков, взвода горной артиллерии, двух ракетных станков и сотни джигитов, выступил из Верного.
[(141) 1905 г. стр. 26].

17-го мая отряд подошёл к подъёму на перевал Кастек, где было начато строительство укрепления. 27 мая было получено донесение, что киргизы, в количестве 500 человек, напали на казахов дулатовцев. Посланные на помощь дулатовцам казаки и казахские джигиты отогнали киргизов, но предводитель джигитов султан Беке в Каракунузском ущелье попал в плен. В конце мая Венюков, оставив в Кастеке под командованием Шайтанова часть отряда для возведения укрепления, с остальным отрядом через перевал Беш-Майнак преодолел хребёт и спустился к реке Чу.

Из Токмака навстречу отряду выступили кокандцы, но, не вступая в бой, только издали следили за его движением. Пользуясь этим, Венюков совершает разведывательный рейд на восток к реке Кемин. 3-го июня отряд остановил сарыбагишей, направлявшихся в кочевья бугинцев, а сам повернул обратно вниз по реке Чу. Видя нерешительность кокандцев, Венюков предлагал напасть на Токмак и разрушить его, но, не получив на это разрешения начальника Алатавского округа Колпаковского, двинулся дальше к Пищпеку. 10 июня отряд подошёл к Пишпеку, где остановился на временную стоянку. Венюков, маскируя рекогносцировку крепости и её окрестностей, вступил в переговоры с комендантом крепости Атабеком об освобождении султана Беке и других, взятых с ним в плен.

Переговоры успеха не имели. Атабек только пообещал освободить пленных (но обещания своего не выполнил). [(141), 1905 г. стр. 27]. Закончив рекогносцировку крепости Пишпек, Венюков направился на Курдай, откуда часть отряда отправил в Кастек для ускорения строительства укрепления, а с другой продолжал съёмку местности до кокандской крепости Иткечу в низовьях реки Чу [(11), стр. 114 - 116]. Затем вернулся в Кастек, где часть отряда осталась достраивать укрепление, а с остатком возвратился в Верный, исправляя по пути дорогу. В сентябре были закончены работы по возведению Кастекского укрепления, а на реке Узун-Агач (на месте селения Казанское-Богородское) устроен наблюдательный пикет для связи Верного с Кастеком. В начале 1860 года там был возведён укреплённый пост.

Во время рейда Венюкова кокандцы из крепостей не выходили, а подстрекали киргизов на выступление против отряда. Но, не смотря на старания коменданта крепости Пишпек Атабека, поднять киргизов против отряда Венюкова не удалось. Его взаимоотношения с киргизами складывались, не смотря на мелкие стычки с сарыбагишами, в общем, благоприятно. Результаты похода были удачными. Отряд в течение мая-июня 1859 года прошёл свыше 600 вёрст. Было основано укрепление Кастек, проведены съёмки местности, сняты планы кокандских укреплений и собраны обширные материалы о бассейне реки Чу. Столкновений с кокандцами отряд Венюкова не имел, поэтому потерь не было. Гарнизоны Токмака и Пишпека укрылись в крепостях, и ему удалось полностью выполнить поставленную задачу. Кроме того, экспедиция усилила влияние России среди южно-казахских и киргизских племён.

Даже короткое пребывание военной экспедиции в Чуйской долине положительно сказалось на дальнейшем ходе русско-киргизских отношений. Так, в частности, Венюкову удалось предотвратить очередную попытку сарыбагишей, подстрекаемых кокандцами, напасть на русско-подданных бугинцев. Мнение о мощной силе Кокандского ханства было поколеблено у чуйских киргизов самим присутствием русских, беспрепятственно проводивших топографические съёмки на виду у ханских гарнизонов Пишпека и Токмака. Мирное же отношение русских к местному населению развеяло первоначальное недоверие и опасение относительно враждебных намерений России, о чём кокандской администрацией и её прислужниками нарочито распространялись лживые слухи.

Рейд отряда Венюкова и основание нового укрепления вызвали тревогу в Коканде. Кокандцы стали энергично готовиться к отражению предстоящих наступательных действий России. Хан обратился к Бухарскому эмиру с предложением заключить союз против России. В Токмаке, Пишпеке и Аксу были усилены гарнизоны. Приказчик торгового каравана, посетившего Кокандское ханство, сообщил о запрете Малли-хана "резать в пищу лошадей", годных для кавалерии. Кокандские чиновники, разъезжая по казахским и киргизским аилам, под страхом смертной казни отбирали скот и лошадей для армии. Одновремённо кокандцы начали широкую агитацию среди киргизских племён. Агитация велась через мусульманское духовенство и бродячих дервишей под лозунгом "газавата” – священной войны против неверных.

Эта агитация особого успеха в Северной Киргизии не имела. Однако мелкие стычки были. В ночь с 8-го на 9-ое октября 1859 года Кастек подвергся нападению сарыбагишей. Незаметно подойдя к крепостному валу, они угнали из загона казачьих и артиллерийских лошадей. Посланная погоня настигла воров в двух верстах от укрепления и отбила лошадей. На следующую ночь сарыбагиши совершили уже более основательное нападение. Но после интенсивного ружейного обстрела из укрепления наступавшие отступили, произведя в окрестностях укрепления степной пожар, которым уничтожили пастбища для казачьих лошадей.

Активизировала в это время свою деятельность в Средней Азии и Англия. В Бухару прибыли английские представители, чтобы добиться от эмира Насруллы согласия на организацию судоходства катеров по Амударье. В Коканд для установления контактов прибыл английский разведчик Абдул Маджид. После чего в ханство прибыли специалисты по изготовлению пушек европейского образца. Вся эта подготовка к военным действиям и нагнетание обстановки в регионе не осталась без внимания у русского военного командования. На особом совещании у Военного министра 14 декабря 1859 года вопрос о занятии крепостей Пишпек и Токмак был решён окончательно.

В решении совещания требовалось сохранить подготовку в тайне и указывалось, что экспедицию по занятию Пишпека начать одновремённо с наступлением на кокандскую крепость Джулек на реке Сырдарье, намеченным на 1861 год. В случае нападения кокандцев генерал-губернатору Западной Сибири предоставлялось право самостоятельно предпринять экспедицию против Пишпека и Токмака. [(11) стр. 123]. Для руководства этими предстоящими операциями в распоряжение Гасфорда был командирован полковник Генерального штаба Циммерман.

В январе 1860 года сарыбагиши, подстрекаемые кокандцами, опять напали на бугинские аилы. Бугинцы, теперь номинально подданные России, послали в Верный гонцов просить помощи и защиты. 5 февраля 1860 года Колпаковский посылает на Иссык-Куль отряд из 70 казаков с двумя ракетными станками под командованием сотника Жеребятьева. Обеспечение отряда продовольствием бугинцы взяли на себя, поэтому Жеребятьеву предписывалось "строго следить за казаками и не позволять им бесчинствовать в киргизских аилах”. Командированному с отрядом переводчику Бородину поручено было наблюдать за правильностью расчётов с киргизами за взимаемых лошадей, собирать все сведения о киргизах и "составлять словарь и геологическую карту местности”. [(141), 1905 г., стр. 28].

16 февраля отряд достиг реки Тюп в восточной оконечности озера Иссык-Куль. По прибытии отряда на место выяснилось, что позиции кокандцев гораздо сильнее, чем предполагалось, в связи с чем Колпаковский посылает подкрепление из 30 казаков с горным орудием. [(11), стр. 128]. Уже после прибытия подкрепления на Тюп, на южный берег Иссык-Куля прибыл крупный кокандский отряд из крепости Куртка, который начал требовать с бугинцев налог и готовиться к строительству укрепления на реке Кызыл-Су на южном берегу Иссык-Куля. [(11) стр. 132].

Тогда Колпаковский 7 мая отправляет на западную оконечность озера отряд из сотни казаков, полуроты солдат и 2-х горных орудий под командованием подполковника Шайтанова. [(11) стр. 134]. Западный отряд 10 мая прибыл в Кастек, а 20 мая вышел к западной оконечности оз. Иссык-Куль. Кокандцы, узнав о движении русских отрядов с двух сторон, поспешно ушли в сторону крепости Куртка на Нарыне. [(11) стр. 136]. Северные киргизы убедились в действительной помощи и защите русских властей.

Также в мае 1860 года для изучения складывающейся обстановки и рекогносцировки в район Токмака вторично направляется разведывательный отряд под командованием Венюкова. Начальнику Алатавского округа Колпаковскому было дано указание, что отряд должен находиться "на мирном положении, ибо он не посылается для враждования, а его участники должны быть снабжены не только провиантом, но и приварочными деньгами, которые на месяц похода должны быть выданы непременно серебром, чтобы люди могли рассчитываться с киргизами” при покупке продовольствия.

Руководителю отряда капитану Венюкову было предписано уклоняться от каких-либо военных действий. В переданной Венюкову инструкции Гасфорд подчёркивал, что эта экспедиция "не должна иметь враждебного характера…. Подтверждаю строго, - продолжал он, - не допускать солдат и особенно казаков ни к каким насилиям, поборам и обидам дикокаменных киргиз”. Эти инструкции имели своей целью утвердить влияние России среди киргизских племён. [(132), стр. 128]. Обследовав реку Чу, западное побережье озера Иссык-Куль, долину Кочкор и проходы на Тянь-Шань, Венюков 10 июня вернулся в Кастек. [(11), стр. 140].
Продолжение в 6-ой части на 3-ей стр. каталога.
Категория: Мои очерки | Добавил: Борис (15.11.2011)
Просмотров: 1438 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Здравствуйте, я китаянка. Вы не можете дать мне информацию примечания [(133) стр. 112].  мне надо писать диссертацию, и там надо писать источник цитат. Большое спасибо! Жду Вашего ответа!

Имя *:
Email *:
Код *: