Главная » Статьи » Мои статьи

Откуда есть, пошло Семиречье.
     Семиречье (в дореволюционном административном разделении Семиреченская область) – географический район, включающий юго-восточную часть Казахстана и северный Киргизстан. Ограничено Семиречье на севере – озёрами Балхаш, Сасыколь и Алаколь; на востоке – хребтом Джунгарский Ала-Тау; на юге – хребтами северного Тянь-Шаня Терскей Ала-Тоо и Киргизский; на западе – реками Карабалта, Чу и озером Балхаш. Однако, границы эти условны.

По Р. И. Аболину (советский географ) Семиречье включает в себя часть Казахского мелкосопочника (возвышенность севернее озера Балхаш), всю степь Бетпакдалу и северный Тянь-Шань. То есть, полностью Джамбульскую (Тараз), Алматинскую и Талды-Курганскую области, часть Чимкентской, Джезказганской и Семипалатинской областей и северную Киргизию. А в справочнике «Географические названия СССР» за 1983 год говорится: «Семиречье – географическая область, лежащая к югу от озера Балхаш. Алма-Атинская область Казахской ССР», то есть Северная Киргизия уже не входит. Как видим, разночтение довольно значительное. 

Эта область могла бы быть названа не Семиречьем, а другим составным словом, в котором числительное было бы даже двузначным числом, потому что рек здесь гораздо больше. Но какие именно семь рек – мнения, как и относительно границ, также различны. В Алмате на фонтане (не знаю, существует ли он сейчас), символизирующем Семиречье, были высечены названия семи рек: Или, Чу, Аксу, Каратал, Лепсы, Тентек и Коксу. В энциклопедии «Алма-Ата» читаем, что название Семиречье произошло от рек Или, Каратал, Биен, Аксу, Лепсы, Баскан и Сарканд.

В этой семёрке появились три новые реки, вытеснив три из списка, изображённого на фонтане. Как видим, и здесь существуют разночтения, несколько вариантов семи рек. Одни из этого перечня исключают самую южную реку Чу. Другие настаивают на включении в список самой северной реки района – Аягуз. Третьи считают только Или и впадающие в неё притоки: Чарын, Чилик, Тургень, Иссык, Талгар и Каскелен. И. Завалишин в работе «Описание Западной Сибири», повествуя о казахской степи, утверждал, что название «Семиречье» неправильно вообще, потому что, собственно, в Балхаш впадает шесть рек.

Предполагают, что название «Семиречье» появилось в 40-х годах XIX века, когда в этот край прибыли отряды Сибирского казачьего войска. Свыкшиеся с безводными, сухими степями Прииртышья, сибирские казаки были поражены обилием рек и речушек, спадающих с северных склонов Джунгарского Алатау и Кунгей Ала-Тоо. Поэтому и назвали вновь занятый край Семиречьем. Счастливой цифрой и в народном фольклоре означающей «много» – семь пядей во лбу; семеро одного не ждут; семь бед, один ответ и другие. Но топоним Жетису встречается в казахской эпической поэме XII – XV вв. «Козы Корпеш – Баян Сулу» и в киргизской поэме XIII – XV вв. «Семетей». Так что, название Семиречье к русским никакого отношения не имеет.

Некоторые исследователи утверждают, что в научный оборот термин «Семиречье» ввёл русский географ А. Г. Влангали, описавший реки, впадающие в озеро Балхаш, в своём отчёте о путешествии в Семиречье и Джунгарский Алатау в 1849 – 51 годах.

Но название «Семиречье» упоминалось и до Влангали. В 1820 - 1821 годах Бухару в составе российского посольства посетил капитан Генерального штаба Е. К. Мейендорф. В своём труде "Путешествие из Оренбурга в Бухару", описывая кара-киргизов, кочующих в "Алатаге - стране гор", он упоминает "область Джетысу (Семиречье)". А. И Левшин, в 1820 - 1823 годах работавший в Оренбургской пограничной комиссии, в своём сочинении "Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей" при перечислении мест, где кочуют казахи Большой орды, упоминает "урочище Семь рек". Возможно, с неточного перевода Мейендорфа и закрепилось неверное название "Семиречье". 

Версия, связанная с семью крупнейшими реками края, которые пришлось преодолевать русским войскам при их продвижении с севера на юг, наиболее распространённая. Поэтому в этой версии отсутствует река Чу, вторая по величине в Семиречье. Объясняют это тем, что до неё русские войска дошли гораздо позже, и первоначально Семиречьем назывался район лишь до реки Или. Остальная часть в российских источниках и документах называлась Зайлийским и Зачуйским районами. И только впоследствии район, именуемый Семиречьем, расширили до описанных выше границ. С 1867 года, когда была образована Семиреченская область, исчезают названия Аягузский округ, Заилийский и Зачуйский края. Остаётся одно название – Семиречье, присвоенное всему району, включённому в область. Но это одна из версий, связанная с продвижением русских в этот край. Подробное описание ей уделено потому, что она самая распространённая, но, в то же время, она и самая ошибочная.

Про путаницу с количеством рек и каких именно уже рассказал. Такая же путаница с переводом. Термин «Семиречье» – это или вольный перевод казахского названия региона «Джетысу», или неверное объяснение происхождения термина от количества рек, впадающих в Балхаш. «Су» по-казахски «вода». Значит, точный перевод «Семь Вод, Семиводье», иносказательно – «Многоводье». Сравните со сказочным русским «Беловодье». Ведь река по-казахски «озен» (или «ёзен» – первый звук отсутствует в русской фонетике), «речка – кишкене озен». Напрашивается, что Семиречье – это вольный, поэтический перевод казахского Джетысу.

Но! На севере восточного побережья Балхаша, как уже говорилось, было урочище Семь Рек. Не знаю, как оно произносится по-казахски, потому что это название встречал только в русском переводе. Также не знаю, существует ли это название сейчас. Коль речь идёт о местном названии урочища, то, скорее всего, имеются в виду не реки, и даже не мелкие речки, а какие-то родники, ручьи или маленькие озёра. Возможно какое-то сочетание этих водных источников. «Семь Рек», то есть урочище богатое водой в засушливых казахских степях, почему его и выбрали для строительства султанской ставки.

Не нашёл и указания о его точном местонахождении. В октябре 1840 года врач Аягузского военного лазарета Светаев был направлен для обследования целебных источников у реки Биен (Копало-Арасанские минеральные воды). Отчёт о его поездке назывался «Краткое обозрение тёплых вод на урочище Семиреках». В документе от 1855 года «О развитии торговых сношений с Китаем» говорилось: «Для обеспечения путей в Кульджу и, преимущественно, удобнейшего из них, который проходит через Каратал и Семь Рек, занять пункты на реке Каратал». Судя по этим двум документам, урочище Семь Рек находилось севернее реки Каратал, скорее всего, на реке Биен. 

Урочище Семь Рек было известно русским ещё до прихода в Семиречье. В 1819 году султан Большой орды Суюк (Сюк) Аблайханов с территорией у восточного берега озера Балхаш принял подданство России. В ознаменование этого события указом Александра I (годы царствования 1801 – 25) повелевалось выстроить султану «Секе» дом и мечеть на берегу озера Балхаш в «урочище Семь Рек». Западно-Сибирский генерал-губернатор П. М. Капцевич письмом №450 от 9 июня 1822 года поручал губернскому секретарю мулле Тасбулату Бекбулатову «отправиться к Семи Рекам к султанам Адилевым, кочующими за реками Коксу и Каратал» для переписи и приведения к присяге «вступающих с ними (султанами) в подданство Российское подчинённых их биев и киргизцев».
В донесении от 25 мая 1825 года Капцевич сообщал об отправке отряда под командованием подполковника Шубина к султану «Сюку Аблайханову к урочищу Семиречен» для «ограждения» султана Сюка от «барантов». Отряд должен был следовать «по известному караванному направлению к Семи Речкам, находящимся от Семипалатинска в 600 верстах». Омский лекарь Зибберштейн, побывавший с отрядом хорунжего Т. В. Нюхалова на Иссык-Куле, в 1826 году писал: «В августе месяце каждого года из города Кульджи выходят в киргизские владения отряды китайцев (для сбора подати – Б. М.). Они на первых караулах делятся на три части: одна идёт к урочищу Семирек, другая в волость Найманскую, а третья к Кулану (султан Аблай – Б. М.). С. Б. Броневский, начальник Омской области, в «Записках о киргиз-кайсаках Средней орды» в 1830 году писал: «Большой орды киргизы, кочующие на урочище Семи Рек, около озера Балхаш с прилежанием занимаются земледелием».

В 1832 году, тоже до перехода рек русскими (укрепление Копал основано в 1847 году), А. И. Левшин в работе «Описание киргиз-кайсацких орд и степей» писал, что в 1819 году «несколько тысяч кибиток, кочующих в урочище Семь Рек и около рек Коксу и Каратал, под предводительством султана Секе признали над собой власть России». То есть реки Коксу и Каратал вовсе не входят в перечень Семиречья, а тем более и главная река Или, которая находится ещё южнее. Начальник штаба Сибирского корпуса Бабков в своих воспоминаниях Семиречьем также называет территорию севернее реки Или. Получается, что переход рек при продвижении русских вовсе не при чём.

Показательны в этом отношении многие документы Семипалатинского окружного управления и Западно-Сибирского губернаторства. В письме Омской пограничной Комиссии от 9 июня 1822 года №597 на имя Т. Бекбулатова говорится о «переписи и приведении к присяге вступающих в вечное подданство России Большой и Средней орды султанов, кочующих на урочище, называемом Семью Реками». Значит, это урочище располагалось на границе Большого и Среднего жузов. В показаниях казанского татарина, купца Хусаина Исмаилова, данных Семипалатинскому окружному приказу 30 мая 1827 года, также упоминается урочище Семь Рек. «В прошлом, 1826 году в ноябре месяце я вышел в киргизскую степь и на 22-ой день пришёл к Семи рекам…Находящегося на Семи Реках, с давних лет живущего там татарина Апсаляма… Во всё моё нахождение в Семи реках и в Кульдже торгу не было».

Если татарин Апсалям не кочует, а живёт в Семи Реках; а казахи занимаются земледелием, значит, тут было какое-то поселение, в крайнем случае, зимовка. В показаниях Семипалатинскому окружному управлению от 13 октября 1826 года ташкентский купец Султан Муратшихов рассказывал: «В Кульдже торговали очень невыгодно, и купечество не могло разменять всех товаров. Некоторые купцы вывезли товары обратно и для промена отправили на Семь Рек». То есть, урочище Семь Рек было не просто оседлым пунктом, а известным торговым местечком, куда стремились и казанский торговец Исмаилов, и ташкентский купец Муратшихов.

 Обращаю внимание, что все приведённые упоминания о Семи Реках датируются ранее 40-х годов, которые считают датой возникновения термина «Семиречье». Так что Семиречье (Джетысу) местное казахское название урочища на северо-востоке озера Балхаш, которое с приходом русских получило более широкую известность (наверное, благодаря царскому указу) и распространённое впоследствии на обширный район, в том числе и на киргизские земли, но с переводом не Семиводье, а Семиречье. А преодолённые реки, впадающие в Балхаш, вовсе не причём. Тогда понятны и разночтения в перечне этих рек, потому что не они послужили поводом для именования этого края поэтическим словом «Семиречье». Возможно, прав И. Завалишин, утверждающий, что в Балхаш впадает только шесть рек. Это Или, Каратал, Аксу, Лепсы и Аягуз. Шестая река, пересыхающая и к Семиречью отношения не имеет, так как впадает в Балхаш с севера. Это река Токрал, на старых картах именуемая вторым Караталом.

Учитывая, что перевод «Джетысу» – не Семиречье, то, возможно, происхождение этого названия нужно искать не в тюркских языках, а в другом месте.  Чингизхан созданную им империю разделил между своими сыновьями на четыре улуса. Второму сыну Чагатаю он выделил Среднюю Азию с прилегающими территориями. В середине XIV века Чагатайский улус распался на две части – Мавераннахр на юго-западе и Моголитсан на северо-востоке улуса. Историк XVI века Мирза Мухаммад Хайдар в «Тарих-и Рашиди» писал: «Могульский улус разделился на две части: одна часть могулов, другая – чагатаев.
Эти две части по причине взаимной враждебности друг друга называют пренебрежительными именами: чагатаи именуют могулов «джете», а могулы чагатаев именуют «караунас». Джете – разбойники, скитальцы, бродяги. Таким пренебрежительным именем осевшие в Мавераннахре (междуречье между Сырдарьёй и Амударьёй) называли моголов за то, что те сохраняли кочевой, «варварский», «разбойничий» образ жизни. Караунас - метис, смешанный, рождённый в смешанном браке. Так моголы называли чагатаев, осевших в Мавераннахре, потому, что они утратили чистоту кочевых традиций, смешались с местным населением и стали «метисами». Поэтому у жителей Междуречья другими названиями Моголистана были - Улус Моголов, Улус Джете.
Шараф ад-Дин Али Йазди, историк XV века, автор хроники по истории Средней Азии "Зафар-наме" ("Книга побед"), рассказывая о походах Тимура в Моголистан, неоднократно упоминает область Джете. "Его Величество Сахибкиран (рождённый при счастливом сочетании планет, под счастливой звездой - эпитет Тимура - Б. М.), собрав победоносное войско, при поддержке Господа двух миров (Аллаха - Б. М.) отправился в Джете, т. е. в Моголистан". Описывая поход Тимура 1389 года в Семиречье, Йазди сообщает, что на курултае приняли решение «послать войска в окрестности Могулистана и истребить улус Джете. … Было решено, что войска пройдут все земли и степи той страны, которые являются местом кочевания племён джете». «Земли и степи», горы не упоминаются, значит, имеются в виду долины.
     Персидский историк XV века Мирхонд Мухаммад бен Хованд-шах, описывая поход Улугбека 1425 года в Семиречье, пишет, что «войско захватывало, убивало и грабило племена джете». Один из могулистанских эмиров Худайдад, как противник правителя Могулистана и решивший перейти к Тимуридам, писал Улугбеку: «Уже долгие годы я проживаю среди народа джете». Далее, желая польстить Улугбеку, он даёт нелестную характеристику этому народу. Надгробие в усыпальнице Тимура было изготовлено и установлено по указанию его внука Улугбека. На надгробии арабской вязью выгравирована надпись, которая заканчивается словами: «Этот камень доставил хакан Дава Седжан, хан из Аудана до резиденции тронной своей империи в Карши. И перенёс его в Самарканд Улугбек Гурган, когда ходил до Джитты».
 Мухаммед Хайдар (1499 – 1551 гг.), автор «Тарих-и-Рашиди», труда по истории Центральной Азии, описывая уход Джанибека и Гирея от Абул-хаир-хана, пишет: «В это время (около 1456 г.) Абул-хайр-хан владетельствовал в Дешт-и-Кипчаке. Султанам Джучидским приходилось от него очень плохо, и двое из них, Джанибек-хан и Гирей-хан, бежали в Моголистан. Иса-Буга-хан принял беглецов хорошо и отвёл им край Джу и Козы-Баши, который составляет западную окраину Моголистана». И далее Мухаммед Хайдар уточняет: «Западную границу Моголистана составляют Туркестан и Ташкенд». Значит, край Джете находился восточнее этих городов.

Наверное, из-за этого неблагозвучного названия - разбойники - патриоты Семиречья стараются не вспоминать об этом варианте, подгоняя под названия края различные реки. К тому же под вопросом по-прежнему остаётся «су» – вода, а не река. Но в таджикском языке, в то время достаточно распространённом в Междуречье, есть слово «суи» – сторона, направление. Второй звук слова отсутствует в русской фонетике: средний между "у" и "ю". В таджикском алфавите он обозначается буквой "у" с чёрточкой вверху.  «Суи вай рафтам» – идти в ту сторону. «Суи вай нагох кададан» – он живёт в той стороне. Сравните со словами русской народной песни: «Сторона, моя сторонушка». В словаре Ожегова узнаём о втором значении слова «сторона»: «Местность, страна. Например: дальняя сторона, жить на чужой стороне».

Теперь всё становится на место: Джетесу(ю) – страна, край, местность разбойников (кочевников). Принимая во внимание существовавшие у жителей этого края барымту и многочисленные набеги на соседей, название вполне обоснованное. С окончанием существования Моголистана его противники, чагатаи, забыли и про название этой страны. Местные тоже отказались от этого неблагозвучного названия. Хотя смущаться такого названия особенно не стоит. В топонимике такие случаи известны: не только литературное Разбой-село в романе «Угрюм-река», но и в действительности. Например, сёла Разбойна и Разбоище в Болгарии, село Погромное в Оренбургской области, Разбойный Бор в Кировской области и село Разбойщина в Саратовской области, переименованное в 1961 году в Сокол.

Обитатели края, тюрки, название местности, богатой реками и озёрами (про реки уже говорил, а озёра – это Балхаш, Иссык-Куль, Ала-Куль, Сасык-Коль, Баскан-куль, Джаланаш, Уялы), Джетесуи переиначили в Джетысу - Семь вод, Семиводье. Русские, начав знакомство с краем через урочище Семь Рек (торговля из Семипалатинска, строительство дома для султана Суюка) и не вдаваясь в тонкости перевода, стали называть край Семиречьем. Так Страна разбойников, через Семь Вод стала Семиречьем.  В заключение ещё один факт. 

Название Семиречье в средневековой мусульманской географии и историографии не встречается. Но из многочисленных местностей Киргизии, Казахстана и Средней Азии, упоминаемых в казахской поэме «Козы Корпеш – Баян Сулу» и в киргизском эпосе «Семетей», представлено и название «Жетисуу». Даже если это название привнесено в эпос не первыми сказителями, то всё равно этому названию не одна сотня лет. Несколько веков потому, что древнее название Семиречья – Аргу, по имени племени, проживавшего между средними течениями рек Чу и Талас. Махмуд Кашгарский, автор словаря-справочника XI века тюркских языков, сообщает: «Улуш – селение на языке чигилей (тюркское племя, обитавшее в Семиречье – Б. М). А у жителей Баласагуна (средневековый город, существовавший юго-западнее совремённого Токмака, Киргизия – Б. М.) и тех, что около него из страны Аргу, оно означает город».

Махмуд Кашгарский располагает страну Аргу между Баласагуном и Таразом (Джамбульская обл. Казахстана), а в другом случае – между Баласагуном и Исфиджабом (средневековый город на месте совремённого Сайрама, Южно-Казахстанская обл.), т. е в западной части Семиречья. По свидетельству среднеазиатского автора XIII века Джемаля Карши, «страна Аргу составляла главную часть улуса Чагатая, а её столицей был Алмалык в долине реки Или». В этом описании страна Аргу занимает всё Семиречье. Гильом Рубрук, французский путешественник, побывавший в Семиречье в 1253 году, писал: «Земля эта прежде называлась Органум». Здесь явно видно искажённое название страны Аргу. И второе, Рубрук говорит, что «прежде называлась». Значит, в середине XIII века область уже называлась по-другому – Джетесуи.

 При любой версии возникновения названия Семиречье, особенность этой области от остального Туркестана имеет под собой вполне определённую естественноисторическую основу. До революции даже поднимался вопрос о выделении Семиречья из Туркестанского генерал-губернаторства и передачи его в Ведение Министерства внутренних дел с правами самостоятельной области. Климат и природа этого края существенно отличаются от других районов Туркестана. Располагаясь на стыке тюркской кочевой культуры с запада и севера, китайской – с востока и с юга – согдийской, персидской и арабской, Семиречье впитало все эти культуры и развивалось своим, отличительным от Туркестана историческим путём.

                                         Конец.

Категория: Мои статьи | Добавил: Борис (29.03.2012)
Просмотров: 4378 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: