Главная » Статьи » Мои статьи

По имени города Кричева. 385-ая Кричевская дивизия. Часть 4-ая.
Продолжение, начало в 1-ой части на 11-ой стр. каталога.
 
20-го мая 1942 года 385-ая дивизия возвратилась в состав 10-ой армии и 24-го была поставлена во второй рубеж обороны армии по восточному берегу реки Неручь на фронте Розинки – Волое, восточнее Кирова Калужской области. Во время нахождения на втором рубеже, дивизия боевых действий не вела, занималась строительством и укреплением рубежа обороны, подвергаясь нападениям авиации противника. 18-го июня 385-ую дивизию, обессиленную и поредевшую, отвели на пополнение в посёлки Петровский, Михайловка и Шилово в 6-и км. северо-западнее г. Мещовска Калужской области. Здесь дивизия проводила занятия с полученным пополнением. Но и здесь её жизнь не была спокойной. Продолжались налёты авиации противника. Потери дивизии в июне месяце составили 123 человека.
         Из 2847 человек личного состава 1270-го полка к моменту вывода из боёв погибло 1268 человек, то есть почти каждый второй. Общие потери, включая раненых, составили 3196 человек (с учётом поступавших пополнений). А вся 385-ая дивизия в боях в Барятинском районе потеряла 3.543 человека убитыми. Вот почему большинство воспоминаний ветеранов 385-ой дивизии начинаются с 1943 года. Почти все бойцы первого набора погибли. В живых остались только из числа командного состава да раненые, выбывшие из дивизии.
Как напоминают о себе эти бои через полвека, рассказывает командир военно-мемориальной группы «Поиск» Кировского района Калужской области Виктор Михайлович Ефимочкин: «В середине 90-х годов на одном из полей южнее деревни Яковлевская Барятинского района тракторами были выпаханы останки погибшего бойца. Раскопки позволили раскрыть ещё одну трагическую страницу прошедшей войны. На небольшой глубине были захоронены десятки красноармейцев. Что нас особенно удивило – все они были с медальонами, что само по себе было уже большой редкостью. Все погибшие были уроженцами разных регионов и республик СССР, но призваны были из Киргизии, в основном, из Кантского района Фрунзенской области.
«Почти у всех в графе «адрес семьи» указаны населённые пункты Киргизской ССР. Несколько времени спустя при работе с архивными материалами были установлены имена ещё 50-и человек, погибших у деревни Яковлевская и призванных на фронт из Киргизии. Попытки выяснить причину похождения (переселения – Б. М.) стольких людей в эту союзную республику ни к чему не привели. Ни на один запрос мы не получили ответа. Останки 193-х погибших были перезахоронены 9 мая 1994 года на высоте 269,8 южнее Цветковки, у знаменитого подкопа». (Газета «Знамя труда» Кировского района Калужской области №54-55 от о8.09.2010 г.).  
В начале лета 1942 года основные боевые действия на советско-германском фронте развернулись на юге. Чтобы оттянуть оттуда часть войск противника, Ставка приняла решение провести наступление одновремённо на людиновском, жиздринском (Калужская обл.) и болховском (Орловская обл.) направлениях. При подготовке этого наступления 385-ая дивизия после пополнения 29.06.1942 была включена в 16-ую армию, которая наступала на жиздринском направлении. В июле 1942 года начались наступательные бои с переменным успехом. Об этих боевых действиях 385-ой дивизии рассказывает людиновский краевед В. В. Кузькин:
 «385-ая дивизия под командованием генерал-майора Г. М. Немудрова прибыла в состав 16-ой армии в конце июня 1942 года. Пройдя через боевые порядки 19-ой бригады и сменив её, она начала наступление в направлении Крутое – Шупиловка. Трёхдневные упорные бои не увенчались успехом: противник на фронте наступления дивизии располагал сильно укреплёнными позициями. В период боёв отдельные мелкие группы частей дивизии врывались в деревню Крутое, но предпринятыми контратаками противника, с участием танков и превосходящих сил в пехоте, были отбиты».
 
 
Карта района боевых действий 385-ой дивизии в Людиновском районе Калужской области в июне 1942 - августе 1943 гг.
 
       Ветеран Н. Лобачёв
, гвардии капитан в отставке, участник этих боёв, вспоминает: «Те, кому пришлось в 1942-ом воевать на людиновском направлении, хорошо помнят тяжёлые наступательные бои нашей армии за Людиновский и Думиничский районы. Линия фронта в результате зимнего наступления советских войск проходила тогда по деревням Котовичи, Запрудное, Гусево, Крутое, Шупиловка, Бабановка. И вот 6-го июля 1942-го года наши войска начали наступательные бои за эти населённые пункты. Особенно сопротивлялся враг за деревню Запрудное. За первый день боёв наш полк продвинулся только на 700 – 800 метров.
           "Вся местность от леса до деревни простреливалась пулемётами. Но и в такой, казалось бы, невыносимой обстановке полк продолжал продвигаться вперёд. Вот уже недалеко вражеские траншеи, но ураганный огонь с колокольни не даёт перейти в атаку. Нам помогли артиллеристы. Они выкатили пушку из леса и начали прямой наводкой обстреливать церковь, где засели вражеские пулемётчики. В это время в воздухе появились наши бомбардировщики и стали сбрасывать смертоносный груз. Вскоре разведка доложила, что около запрудненской церкви расположен вражеский артсклад и 36 пушек. Раздался залп наших «Катюш». Страшной силы взрыв потряс землю. Артсклада как не бывало.
        "До сих пор в памяти стоит страшная картина боя. Ночь, на небе ни облака. Село горит сплошным огнём, слышны крики, стоны наших солдат. Чёрные клубы дыма поднимаются в небо. Фашисты, отступая, поджигают дома, но всё отчётливее слышится русское «ура!». Запрудное – наше! Но деревня сожжена полностью. На её краю, на подвале лежит окровавленный мальчик, рядом убитая женщина. Около церкви у русского пленного солдата отрезаны уши и нос. В полукилометре от деревни найдено ещё восемь трупов. Вскоре после ожесточённых боёв наши войска освободили деревни Котовичи, Загоричи, Гусевку. Ценою многих жизней было сделано это». (Газета «Людиновский рабочий» №150 – 151 от 09.09.2008 г.).  
 
Из дневника Фуколова: "11 июля. Первый батальон повёл стремительное наступление на деревню Крутая и занял её северную окраину, развивая успех за полное овладение ею. Немцы дважды переходили в контратаки при поддержке значительного количества бомбардировщиков. Батальон смело и дружно отразил все атаки противника. Немцы понесли большие потери. Однако они не смогли согласиться с потерей Крутой и, накопив силы, бросились в третью контратаку при поддержке авиации и танков. Первый батальон окопался в трёхстах метрах от Крутой и отражал контратаки. Вступил в бой и третий батальон.
 
          "Не спуская глаз, следит за движением стальной коробки со свастикой Красноармеец Кузин. Он выбрал себе и замаскировал удобную позицию, глубокая щель предохраняет его. Вот уже можно бить наверняка. Кузин прицеливается и спускает курок. Но танк идёт. Кузин бьёт ещё и ещё, танк остановился, замер. В воздухе фашистские самолёты. Группами по 8 – 15 штук они беспрерывно висят над боевыми порядками наших подразделений, сковывая их, сдерживая темп продвижения. Один из стервятников сбит из станкового пулемёта бойцом Николаевым, задымился и, теряя скорость, упал за линией фронта. Политработники, коммунисты, агитаторы рассказывают в подразделениях о подвигах Кузина и Николаева.
        "Заместитель командира роты лейтенант Краснов с двумя бойцами под сильным пулемётным огнём сделал проходы в проволочном заграждении. Пулей его тяжело ранило. Немцы заметили это и усилили огонь. Нет возможности подползти к раненому. Но красноармейцы его тело не дали на поругание врагу. Советское правительство наградило тов. Краснова посмертно орденом Красной Звезды. Перед боем Краснов подал заявление о приёме его в Коммунистическую партию. В нём он писал: «Прошу принять меня в ряды ВКП(б), так как я предан делу Ленина и Советской Родине, которую буду защищать от фашистских извергов до последней капли крови».  
 
 
Документ.  ДОНЕСЕНИЕ
батальонного комиссара 385 сд Полбицына начальнику политотдела 16 армии бригадному комиссару Гаврилову о боях за деревню Крутая от 12 июля 1942
Настроение личного состава удовлетворительное. Несмотря на сильный миномётно-автоматный огонь противника и на непрерывные его атаки с воздуха, бойцы, командиры и политработники дерутся храбро, самоотверженно. Пулемётчик 3 пулемётной роты 1270 сп  тов. Николаев сбил из пулемёта 2-хмоторный самолёт-бомбардировщик противника, который загорелся и упал за линией фронта. Мужество и отвагу в отражении контратак противника проявили командир 5 стрелковой роты 1266 сп  мл. лейтенант Сичинов, лейтенант Ерофеев, адъютант 2 стрелкового батальона лейтенант Желудков и много красноармейцев.
Наводчик 76 мм орудия 1266 сп Артёмов прямой наводкой уничтожил наблюдательный пункт противника и 8 находившихся там немцев. Хорошо действовали в боях миномётчики 1268 сп ст. сержант Никулин, сержант Борисов, наводчики Рошковский и Егоров, которые своим огнём быстро и точно накрывали противника. Наводчик 76 мм пушки 1268 сп Пугачёв прямой наводкой разрушил дзот. Успешно работали артиллеристы расчётов 948 ап Ахунзянова, Корчагина, Денисова.
 Сметку и отвагу проявили начальник разведки 948 ап Зименко и начальник связи Шуров, которые продвигались совместно с продвигающейся пехотой и корректировали огонь артиллерии. Таких примеров много, особенно среди пехотинцев, которые под мощным огнём противника, преодолевая заграждения и дзоты, упорно продвигались вперёд. Так, например,  мл. лейтенант Краснов и расчёт станкового пулемёта лейтенанта Моисеева во время наступления  во главе стрелкового взвода по совершенно открытой местности под сильным огнём противника преодолели проволочное заграждение и овладели высотой севернее Крутая. Пулемётчик Пугачев обнаружил пулемётную точку противника и подавил её.
 Из дневника Фуколова: "13 июля 1942 г. Немцы, сосредоточив превосходящие силы, перешли в контратаку на 3-ий батальон. Сержант Золотарёв с отделением остался отрезанным. Но не растерялся. Быстро организовал круговую оборону и руководил боем. Отделение связистов отбило все попытки взять их, не потеряв ни одного человека. Отделение вело бой и, в то же время, не теряло связи с подразделениями  и с командованием полка. За этот подвиг Золотарёв награждён медалью «За боевые заслуги». Старший сержант Загребайло получил письмо, в котором сообщили, что красноармеец нашего полка Носков, отставший ещё зимой, попал каким-то образом к немцам в плен и зверски замучен. Письмо это переходило из рук в руки, из одной роты к другой. Возмущению не было предела. Красноармейцы клялись сполна отомстить за муки Носкова за его смерть».
 Продолжает описание боёв В. В. Кузькин: «19-го июля после артиллерийской подготовки немцы при поддержке танков атаковали оборону 1266-го полка. Атака была отбита. В течение следующих трёх дней части дивизии вели упорные бои – выручали окружённые южнее Запрудного части 123-ей бригады, затем перешли к жёсткой обороне». Произошло это при следующих обстоятельствах. Освободив часть территории Людиновского района, большего наши войска добиться не смогли. Немцы, опираясь на хорошо организованную глубоко эшелонированную оборону, устояли, а затем, получив подкрепления, стали наносить контрудары».
В результате одного из таких контрнаступлений немцев в 20-ых числах июля 1942 года юго-восточнее Крутого попала в окружение 123-ья стрелковая бригада. Ей на помощь были выдвинуты части 115-ой отдельной стрелковой бригады и 385-ой дивизии с семью танками, которые должны были прорвать кольцо вражеского окружения. Но силы были неравными. Часть танков была уничтожена, а часть повреждена артиллерией противника, а все атаки пехоты были отбиты с большими потерями. Почти все попавшие в окружение воины 123-ей бригады погибли, вырваться смогли только 53 человека.
В августе 1942 года 10-ая и 16-ая армии выдержали серьёзный экзамен, когда противник крупными силами нанёс мощный удар в направлении Сухиничей. В ходе развернувшихся тяжёлых боёв наши войска оставили часть освобождённой в наступлении территории, а на отдельных участках даже отошли на исходные позиции. Но войска, всё же, смогли остановить наступление, а затем совместно с соседней 61-ой и подошедшей из фронтового резерва 3-ей танковой армиями по вклинившемуся в оборону врагу был нанесён ответный удар, что отчасти позволило восстановить прежнее положение. Из дневника Фуколова: "15 августа. Состоялась первая конференция снайперов. На счету сержанта Дроздова 4 убитых за день немца. Политрук 7-ой роты Жупарев становится первым снайпером в роте. За несколько дней он из обыкновенной трёхлинейной винтовки истребил 7 фашистов.
       "Его примеру последовали Гайнатулин, Тошунин, Одизарко и многие другие. 31 августа. Однофамильцы командир и наводчик 45-имиллиметровой батареи Лысенковы выкатывают пушку на открытую позицию и прямой наводкой разбивают 5 дзотов врага".
После августовских боёв положение на левом фланге Западного фронта стабилизировалось. Обе стороны приступили к укреплению своих линий обороны. Продолжавшиеся позиционные бои носили местный, но тяжёлый характер. По-прежнему было плохое снабжение, особенно боеприпасами. Учитывая опыт прошедшей зимы, каждый полк дивизии сделал себе нужное количество саней. Особенно отличилась в этом служба тыла 1270-го полка (зам командира интендант 3-го ранга Попов, начальник службы интендант 3-го ранга Домашев).
 Ветеран дивизии Я. В. Быков вспоминал: «Нелёгкое это было время. Не хватало боеприпасов. Не всегда оказывалась поддержка танками и авиацией. Передвигались только в ночное время, потому что днём господствовала авиация противника. Волею военной судьбы наша дивизия оказалась на второстепенном направлении. Как правило, таким соединениям ставилась задача наступать собственными силами, без средств усиления. О том, что это отвлекающее наступление, знали командующий фронтом и армией, но не ведали даже командиры полков. Если наступление срывалось, то атакующие несли большие потери, но, всё же, не зря: враг не мог усилить свою оборону на направлении главного удара. Дивизия, по сути, без артиллерии и поддержки бронетанковыми средствами, свою задачу выполнила: не позволила немецкому командованию перебросить часть своих войск в направлении главного удара».
      
Из дневника Фуколова: "8  сентября. Полк чествовал своих героев - майора Хасанова, старших лейтенантов Борисова и И. Маслацова, лейтенантов Калашникова и Храмцова, красноармейцев Дробышева, Камышева, повара Бондаренко. Им и многим другим вручены правительственные награды. 25 октября. В который раз отличились разведчики. Группа захвата старшины Несветова привела два "языка". Почти все участники дерзкой операции награждены: Несветов - орденом Красного Знамени, командир поиска Наливкин - орденом Красной Звезды, сержанты Насреддинов, Остроушко, Деев, Физун, капитан Гончаров - медалями "За отвагу". С начала месяца снайперами уничтожено 329 фрицев. На счету лейтенанта Меликяна, младшего сержанта Николаева и стрелка Никулина - по 24 фашиста, стрелка Камышенцева - 22, телефониста Дерябина и бойца Челкова - по 12".  
 
Документ.  ДОНЕСЕНИЕ
начальника политотдела 385 сд начальнику политотдела 10 армии бригадному комиссару тов. Михальчук о патриотическом подъёме воинов части в ответ на письмо трудящихся Киргизии. 28 октября 1942 г.
Дивизия занимает передний оборонительный рубеж. Личный состав занимается боевой и политической учёбой и усовершенствованием оборонительных сооружений. В течение 27 октября 1942 г. во всех частях и подразделениях проведены с личным составом митинги, политинформации и беседы, посвящённые письму-обращению секретаря ЦК КП(б) Киргизии тов. Вагова и Предсовнаркома Киргизской ССР тов. Кулатова от имени трудящихся Киргизии к бойцам, командирам и политработникам нашей дивизии. Во всех подразделениях письмо товарищей Вагова и Кулатова встречено с большим патриотическим подъёмом всего личного состава.
Обращение трудящихся Киргизии вызвало у бойцов горячий отклик и ещё большее желание ответить конкретными боевыми делами на призыв и наказ трудящихся Киргизии участникам борьбы с немецкими захватчиками. Многие бойцы и командиры в своих выступлениях заверили трудящихся Киргизии с честью выполнить их наказ и обязались ещё лучше работать и истреблять фашистских варваров.
Командир 45 мм пушки (1268 сп) тов. Белоусов в своём выступлении сказал: «Скоро год, как наша дивизия выехала из родной Киргизии на фронт, но киргизский народ нас не забывает, шлёт нам свои подарки, ежедневно даёт оружие для фронта. Тыл и фронт у нас едины. Конкретным примером этого является тесная вязь нашей дивизии с трудящимися Киргизии. Я заверяю ЦК Компартии, Совнарком Киргизии и весь киргизский народ, что личный состав моего расчёта все, как один, будет стойко защищать нашу Родину, будет повседневно совершенствовать свою оборону, в совершенстве будет овладевать вверенным нам оружием, и в предстоящих боях с честью выполним приказ Родины».
«Письмо трудящихся, – заявил мл. лейтенант 1270 сп тов. Калашников, – новое доказательство всё крепнущей дружбы народов СССР перед лицом грозной опасности над нашей Родиной. Мы будем драться до последней капли крови, до полного разгрома врага». В ответ на призыв трудящихся Киргизии снайперы дивизии повысили свою боевую активность. Снайперами 1266 сп 26 октября уничтожено 11 немцев, 27 – 12 немцев. Снайперами 1268 сп только за один день, 26 октября, уничтожено 30 фашистов.
Начальник политотдела 385 сд полковой комиссар Игнатов.
ЦАМО ф. 385, о. 14661, д. 6, л. 219.
 Документ.  ПОЛИТДОНЕСЕНИЕ
 начальника политотдела 385 сд полкового комиссара тов. Игнатова начальнику  политотдела 10 армии бригадному комиссару тов. Михальчук. 2 ноября 1942 г.
31 октября 1942 г. в 1268 сп состоялся митинг личного состава, посвящённый встрече делегации трудящихся Киргизии. На митинге выступили от группы делегации тов. Аникин, командир полка майор Сальников, зам командира полка по политчасти Антипов, бойцы и командиры из подразделений. Боец 7 роты тов. Ефимов в своём выступлении заявил: «Наш тыл и наш киргизский народ бесперебойно снабжают нашу Красную Армию боеприпасами, продовольствием и обмундированием. Мы, воины Красной Армии, научились этими боеприпасами уничтожать немецких гадов. Мы, бойцы 1268 сп, формировавшиеся в солнечной Киргизии, немало перемололи фашистских собак, но от нас требуется ещё больше. Я от имени бойцов 3-го батальона заверяю киргизский народ, что их наказ выполним с честью. Я со своей трёхлинейной винтовкой буду драться до тех пор, пока не будут уничтожены и изгнаны из нашей земли фашистские оккупанты». После митинга делегаты провели беседы с бойцами из Киргизии.
Начальник политотдела 385 сд полковой комиссар Игнатов.
ЦАМО, ф. 385, о. 14661, д. 6, л.222.
 Из дневника Фуколова: "1 декабря. Пулемётно-винтовочным огнём 2-го батальона подавлено шесть огневых точек противника. А перед этим миномётчики накрыли группу работавших в траншее немцев. Красноармеец - автоматчик Залогин разоблачил фашистского шпиона, прорвавшегося на фронт обманным путём. Титова немцы завербовали в дни оккупации Козельска. Его специально учили шпионскому ремеслу, а перед отступлением оставили с заданием проникнуть на передовую и там давать им знать о расположении и численности наших войск. Титову дали кличку "Вебер". Залогин награждён медалью "За боевые заслуги".
 "В ночь с 4-го на 5-ое февраля 1943 года. Производился очередной поиск с целью захвата пленного. Поиск возглавил старший лейтенант Дутов, группу захвата – младший лейтенант Несветов, обеспечение – лейтенант Карапулов. Пленный оказался обер-ефрейтором. Одежда его вызвала много смеха. Эрзац-валенки на деревянной подошве, пилотка и поверх женский платок, под маскировочным халатом – зелёный мундиришко. Прекрасно действовали в этой операции артиллеристы и миномётчики, прикрывая отход разведчиков. По ним немцы открыли огонь. Расчёт орудия коммуниста сержанта Михеевского быстро подавил два станковых пулемёта в дзотах. Фашисты пытались послать подкрепление, но Михеевский отрезал ему путь, а миномётчики осыпали фрицев минами. Не успел вражеский тяжёлый миномёт сделать четвёртый выстрел, как был накрыт метким снарядом пушки Михеевского.
           "За эту операцию разведчики удостоены высоких наград. Грудь многих украсили ордена и медали. Со времени первых боёв полк нанёс большой урон противнику в живой силе и технике. Среди наших красноармейцев, командиров и политработников многие отличились в прошедших боях с немецко-фашистскими захватчиками. Уже свыше трёхсот человек Советское правительство наградило орденами и медалями. У всех одно желание: скорей гнать Фашистов с нашей земли, освободить наши города и сёла, наших советских людей из немецкой еволи. Будем бить врага по-сталинградски".
     В феврале 1943 года, с целью развить успех после победы в Сталинградской битве на южном стратегическом направлении и не допустить переброски туда немецких сил с центрального участка фронта, Ставкой было решено провести Орловско-Бряскую наступательную операцию (12.02 – 21.03.1943 г.). Замысел командования заключался в том, чтобы ударами войск Брянского фронта и левого крыла Западного фронта разгромить орловскую группировку противника и затем наступать на Брянск. Войска Западного фронта должны были наступать с севера, Жиздринская операция в Калужской области. 6-го февраля 1943 года была подписана соответствующая директива, 9-го февраля командующий Западным фронтом  И. С. Конев поставил командующему 16-ой армии генерал-лейтенанту И. Х. Баграмяну задачу наступать на Жиздру и далее на Брянск. Начало наступления намечалось на 14-ое февраля, но низкая пропускная способность дорог в условиях небывалых снежных заносов привела к тому, что график переброски и развёртывания частей не был выполнен.
Операция началась 22-го февраля. 16-ая армия наступала на Жиздру на участке Запрудное – Котовичи – Высокое (Думиничиский район). Левофланговая 385-ая дивизия 10-ой армии (мне неизвестно, когда 385-ая дивизия была передана обратно в 10-ую армию) совместно с правофланговой 18-ой гвардейской стрелковой дивизией 16-ой армии наступали на Людиново на участке Загоричи – Запрудное. В системе обороны Брянского плацдарма противника город Людиново занимал особое место, прикрывая Брянск с севера. Немцы укрепляли Людиново 20 месяцев, создав здесь прочную систему обороны.  К тому же, за два дня до начала наступления противник успел в направлении действий 16-ой и 10-ой армий усилить свою оборону двумя пехотными дивизиями, переброшенными из тыла. К тому же сказалась неудачно проведённая двух часовая артиллерийская подготовка. На время её проведения противник отвёл свои войска в укрытия. Наша артиллерия вела огонь не по конкретным целям, а по площадям.
Вследствие этого ударная группировка 16-ой армии при атаке переднего края противника встретила упорное сопротивление и продвигалась с большим трудом. Только в центре частям первого эшелона удалось вклиниться в оборону противника. К исходу первого дня наступления 16-ая армия продвинулась в глубину всего на 1 – 3 км. И в последующие дни темп наступления был низким. Улучшившаяся погода позволила противнику для поддержки своих наземных войск привлечь большое количество авиации. Действуя группами по 20 – 30 самолётов, пикирующие бомбардировщики непрерывно бомбили наступавших.
  Вот как описывает эти бои И. Х Баграмян: «9-го февраля я был вызван в штаб фронта, где получил от командующего задач на подготовку наступательной операции в направлении Жиздры в целях содействия войскам Брянского и Центрального фронтов в овладении Брянска. Перед наступлением в состав 16-ой армии входило всего четыре стрелковые дивизии и одна стрелковая бригада. Они занимали оборону на 75-икилометровом участке от Запрудного до Ожигова. Справа от нас, как и прежде действовала (385-ая стрелковая дивизия) 10-ой армии, а слева – 61-ая армия Брянского фронта. После усиления 16-ой армии, составе шести стрелковых дивизий, одной стрелковой бригады, одного танкового корпуса и четырёх танковых бригад, задача ставилась так: уничтожить противостоящие части врага, овладеть Жиздрой и в дальнейшем наступать на Брянск. 10-ой армии была поставлена задача силами всего лишь одной (385-ой) стрелковой дивизии наступать на Людиново.
 
 «Подготовку к операции мы начали 10-го февраля и должны были закончить за пять суток. Этот срок оказался нереальным из-за несвоевременного подхода соединений и частей, передаваемых в состав армии, и был продлён. Понеся поражение в августовском наступлении 1942 года, гитлеровцы перешли к обороне и более полугода потратили на всемерное укрепление занимаемых рубежей. Горький опыт, полученный врагом в летних боях минувшего года, когда нашим артогнём было разрушено большинство его дзотов, заставил фашистов существенно изменить оборонительную тактику. Теперь сеть дзотов была заменена  широко разветвлённой системой траншей, связанных ходами сообщений, при множестве пулемётных площадок.
       «Это обеспечивало гитлеровцам широкую возможность манёвра, как огневыми средствами, так и живой силой. Одной из важных особенностей вражеской обороны стала система выступающих вперёд опорных пунктов, позволявших организовать сильное огневое фланкирование, а местами и создание, так называемых, огневых мешков. Вдоль всего переднего края были установлены проволочные заграждения, различные противотанковые препятствия, минные поля. Минами гитлеровские сапёры «нашпиговали» не только пространство перед проволочными заграждениями, но и полосу между заграждениями и траншеями, а на танкоопасных направлениях и дороги в тылу.
       «Кроме того, в 50-и – 70-и метрах от передней траншеи извивалась спираль на рогатках, а за ней шёл, так называемый, немецкий забор – заграждение, которое поддерживалось деревянными и металлическими кольями. Главная полоса сопротивления противника опиралась на ряд узлов, каждый из которых располагался на удобных для обороны естественных рубежах и в населённых пунктах. Приказ гитлеровского командования требовал от личного состава частей, занимавших оборону, любой ценой удерживать все рубежи. Как стало известно от пленных, с каждого солдата была взята подписка, что он ни при каких обстоятельствах не оставит своей позиции. Всё это обусловило большую стойкость вражеской обороны.
 «Казалось бы, что усиление армии было щедрым. Однако резервы, выделяемые фронтом, направлялись к нам недостаточно организованно, при этом они, подчас, нарушали маршевую дисциплину. Как в дальнейшем выяснилось из показаний пленных, фашистскому командованию уже 16-го февраля стало известно о готовящемся нами наступлении, и к 20-му февраля на участок предстоявшего прорыва оно выдвинуло дополнительно две пехотные дивизии, значительное количество противотанковой артиллерии и до ста танков и штурмовой артиллерии.
 «22-го февраля после двухчасовой артиллерийской подготовки главная группировка армии перешла в наступление в полосе шириной 18 километров между посёлками Запрудное и Высокое. В первый день наступления ударная группировка в центре взломала передний край обороны противника и овладела Котовичами. Труднее развивалось наступление на флангах прорыва. В частности, справа, где наступали гвардейцы 18-ой дивизии, удалось овладеть железнодорожной линией, но дальнейшее продвижение из-за ожесточённых контратак врага было остановлено. Существенной причиной неудачи было и то, что нам, к сожалению, не удалось добиться чёткого взаимодействия с 10-ой армией, и гвардейцы 18-ой дивизии не имели локтевой связи с соседней 385-ой дивизией. Это соединение вообще не имело в течение первого дня даже минимального успеха.
 
 
          «Второй и третий дни нашего наступления характеризовались возросшей активностью врага на всём фронте прорыва. Дело в том, что погода стала лучше и предпринимаемые гитлеровцами контратаки всюду поддерживались не только танками, но и ударами авиации. Почти непрерывно группы в 20 – 30 пикирующих бомбардировщиков с диким завыванием сбрасывали на наших наступающих воинов свой смертоносный груз. Невзирая на всё это, части, наступавшие в центре прорыва, неуклонно шли вперёд. К исходу 23-го февраля гвардейцы  М. П. Завадовского (18-ая гв. дивизия) ворвались на западную окраину посёлка Букань. На следующий день, и особенно в ночь на 25-ое февраля, части противника вынуждены были покинуть последнюю позицию главной полосы сопротивления и отойти на тыловой оборонительный рубеж.
        «Это был момент, когда мы вводом своих резервов могли бы добиться перелома в свою пользу. Но их к этому времени у нас ещё не было. 25-го февраля мы продолжали развивать успех, отражая контратаки врага. 26-го февраля гитлеровцы, не выдержав нашего натиска в центре полосы наступления, дрогнули и, прикрываясь мелкими группами пехоты, начали отходить, оставляя один пункт за другим. Наши части неотступно продвигались вперёд, нанося врагу серьёзный урон. 26-го февраля 97-ая стрелковая, 11-ая и 31-ая гвардейские дивизии вышли к реке Ясенок.

              "Итак, в результате успешных боёв 26-го и 27-го февраля части центра ударной группировки продвинулись вперёд на 5 – 6 километров, преодолев густую сеть оборонительных заграждений. За первую неделю наступательных боёв они взломали главную полосу сопротивления противника на участке Дмитриевка – Высокое и овладели рядом опорных пунктов на его тыловом оборонительном рубеже. (На правом фланге наступления 18-ая гвардейская и 385-ая дивизии к 28-му февраля создали прорыв до 2-х километров по фронту и до 500 метров в глубину.) Для жиздринской группировки врага 27-го февраля сложилась кризисная ситуация.
         
           Продолжение в 5-ой части на 2-ой стр. каталога.
 
 
 
 
 
 
Категория: Мои статьи | Добавил: Борис (13.03.2012)
Просмотров: 2219 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0