Главная » Статьи » Мои статьи

По имени города Кричёва. 385-ая Кричёвская дивизия. Часть 3-ья.
 Продолжение, начало в 1-ой части на 11-ой стр. каталога.
          Сказывались и трудности в доставке. В тылу 10-ой и 50-ой армий был участок железной дороги Сухиничи – Смоленск. Но он использовался только до станции Дабужа, которая находилась в 22-ух км. от Барятинской. Далее поставки осуществлялись автомобильным и гужевым транспортом, с которыми также были затруднения из-за снежной зимы. Житель Барятинского района И. Любезнов вспоминал: "Станция Дабужа - последняя, до которой доходили поезда, была перевалочной базой, откуда техникой и личным составом снабжались части, ведущие бои вдоль Варшавского шоссе. Полутораметровых снежных заносов, которые были в ту зиму, по утверждению стариков, не случалось лет 50.
       "Чтобы сделать проход для техники, жители окружающих деревень, от Дабужи  до Крутой, с 15-го января по 25-ое февраля работали по расчистке дороги. В последний день, где-то около 17-и часов, мы встретились с пробивающимися навстречу курятинцами, и по снежному коридору в направлении Барятино пошла техника". Восстановление впоследствии железнодорожного пути до Барятинской полностью не решило проблемы. Во-первых, сама станция Барятинская и её подъездной путь были досягаемы для дальнобойной немецкой артиллерии. Во-вторых, немецкая авиация господствовала в воздухе и бомбардировкой разгрузочных станций и перегонов затрудняла, а иногда и вовсе останавливала перевозки. Доходило до того, что немецкие самолёты вели охоту за отдельными паровозами.

       В-третьих, хотя Барятинская и стала основной разгрузочной станцией, но в момент самых ожесточённых апрельских боёв началась весенняя распутица. Все грунтовые дороги стали непроходимыми для автотранспорта, а гужевые повозки и небольшое количество тракторов передвигались со скоростью пешехода. В результате, положение войск с подвозом питания, боеприпасов и горючего стало крайне тяжёлым. Доставку грузов осуществляли даже вьючным способом: снаряды в мешках навьючивали на лошадей, которых вели в поводу. И это было не худшим способом. Часто использовали солдат, которые за 20 – 30 километров в вещмешках несли на себе продовольствие и боеприпасы, нередко преодолевая вброд болота и весенние ручьи с ледяной водой. Для этого солдат снимали с передовой, что ослабляло и оборону, и наступательные действия.
       По этим причинам питание тоже было скудным. В течение февраля – марта солдаты получали в день по одному сухарю и пачке супового концентрата. Приходилось питаться мясом убитых лошадей, копали картофель на неубранных осенью полях, обмолачивали оставшуюся рожь, подбирали продукты в сожжённых деревнях. Такое же плохое снабжение было и фуражом. Особенно тяжело это отражалось на боевых действиях артиллеристов. Из-за истощения лошадей в одно орудие приходилось впрягать по 6 – 8 лошадей, что создавало некомплект конского состава, поэтому батареи на огневые позиции доставлялись поочерёдно, поорудийно.
       11-го марта немцы повели наступление на позиции дивизии в районе населённых пунктов Филипково и Сильковичи. Наступление противника, в котором участвовало до 500 человек пехоты, поддержанных батареей 203-хмиллиметровых орудий, удалось отбить. На следующий день нашей контратакой были заняты населённые ункты Слобода и Ракитня. 12-го марта роте автоматчиков 1270-го полка под командованием
политрука Барковского была поставлена задача: зайти в тыл немцам и ударить навстречу своим подразделениям, которые будут наступать на Яковлевку. Автоматчики на лыжах достигли деревни, обрушились на сонный гарнизон и захватили несколько домов.

        Завязалась перестрелка. Автоматчики ждали удара с фронта, но прошёл час, другой, а наступления не было слышно. Батальон, приготовившийся к атаке на Яковлевку, ждал, когда начнётся атака автоматчиков, но ничего не слышал. Когда рассвело, Барковский понял, что совершена ошибка. В темноте они заблудились и атаковали не Яковлевку, а Каменку. (В воспоминаниях А. М. Фуколова названо Занозное. Но Занозное – это станция на пересечении Варшавского шоссе и железной дороги – конечная цель наступления 385-ой дивизии – Б. М.). На рассвете автоматчики на лыжах быстро отошли.
        17-го марта дивизией было организовано наступление на занятые немцами деревни Студёноё и Сильковичи, находящиеся на левом фланге дивизии и угрожающие ей при наступлении на Варшавское шоссе. Атакующим бойцам удалось приблизиться только на 400 метров к окраинам этих деревень. Огонь немцев был настолько интенсивен, что наши бойцы залегли на достигнутом рубеже. В бою был смертельно ранен и скончался заместитель командира дивизии полковник Филимонов. Тело погибшего было отправлено в тыл и захоронено в Мосальске. Одновремённо 1268-му полку была поставлена задача перерезать дорогу Яковлевская - Каменка - Лощихино. Командир полка приказал 1-му батальону демонстрировать наступление на Яковлевскую, а основным силам наступать на Каменку. 
      Наступающие сосредоточились в Чумазовском лесу. С наступлением темноты вышли следующим порядком: впереди штурмовой отряд лейтенанта Дудко, 3-ий батальон лейтенанта Кашера и 2-ой батальон старшего лейтенанта Панцевича. С рассветом атака на Каменку проводилось без поддержки артиллерии, которая отстала во время ночного марша из-за глубокого снега.В деревню удалось ворваться только пятерым бойцам, которые там и погибли. Остальные под плотным огнём противника были вынуждены отступить. В оперативном донесении немецкой 4-ой армии от17.03.1942 г. сообщалось: "40 тк. Отбита атака на Силковичи и Студёново. Локализовано незначительное вклинение противника севернее нп. Яковлевская. 19-ая тд отбила атаку вражеской разведгруппы восточнее нп. Прасоловка".
В результате напряжённых боёв только за первые дни марта 1270-ый полк потерял 400 человек. Авторы книги "Зайцева гора" пишут: "Вот так-то мы наступаем, а немцы нас отбивают. Вообще, при чтении сводок о действиях подразделений 385-ой дивизии в феврале - марте 1942 года складывается впечатление, что советское командование не знает очно, чего оно хочет. Полки и батальоны дивизии ведут нескончаемые атаки то в западном, то в северо-западном, то, развернувшись фронтом, в южном направлениях. Мечутся, как пожарные команды во время катастрофы, и нигде не могут добиться успеха.
           "Наступление ведётся, как правило, без подготовки, без артиллерийской поддержки и "растопыренными пальцами", что приводит к неоправданно тяжёлым потерям. Не помогла даже смена командования дивизии. Шаблон наступления остался тот же. На примере 385-ой дивизии хорошо видно, как в результате бездарного командования со стороны дивизионного и армейского начальства от полнокровной дивизии остался неполного состава полк. Какое тут Варшавское шоссе, когда за месяц кровопролитных боёв результат почти нулевой".
          При подготовке весеннего наступления Западного фронта 385-ая дивизия 20-го марта была передана в состав 50-ой армии, и произошла передислокация частей на этом участке фронта. Позицию восточнее посёлка Гореловский заняла 239-ая дивизия. В докладе от 25-го марта Верховному Жуков сообщал: "... 8. 20-ая и 10-ая армии. Изменений в положении частей на занимаемых рубежах не произошло. Противник на этих участках активности не проявля".
         С 26-го марта 1270-ый полк вёл бои за Прасоловку. В ночь с 27-го на 28-ое марта 1270-ый полк при поддержке 1-го батальона 1268-го полка под руководством командира полка Сосновского провели очередную безуспешную атаку на деревню Прасоловку. 28-го марта бойцам 1270-го полка удалось ворваться на северо-восточную окраину Прасоловки, но закрепиться не смогли. В этих боях отличилась пулемётная рота И. В. Носова, а лейтенант Кашин взял в плен гитлеровского офицера. Немцы в это время предприняли атаку со стороны Гореловского. Рота автоматчиков под командованием политрука Барковского отразила атаку. В схватке Барковский был ранен, но остался в строю.
 В этих боях погиб новый командир 1270-го полка полка капитан Резниченко. Его тело с поля боя под огнём противника вынес связист Кудимов. Незадолго до этого полк потерял своего первого командира капитана Мозалёва. Смертельно раненый он продолжал руководить боем, за что посмертно был награждён  орденом Красной звезды. Мозалёв был похоронен в деревне Чумазово Барятинского района. Подразделения 1268-го полка продолжали осаждать деревни Каменка и Яковлевская. Штурмовой отряд 8-ой роты 3-го батальона 1268-го полка получил приказ овладеть Каменкой с северо-запада. Утром 28-го марта отряд обошёл деревню и ударил с запада. В результате стремительной и неожиданной для немцев с этой стороны атаки штурмующим удалось захватить несколько домов. В бою был ранен командир штурмовой группы лейтенант Дудко. Отказавшись от эвакуации, Дудко продолжал руководить действиями группы, пока ещё раз не получил тяжёлое ранение в живот, которое оказалось смертельным.

Документ.  НАГРАДНОЙ  ЛИСТ
лейтенанта Дудко Николая Евстафьевича. 14 сентября 1942 г.
Дудко Н. Е.1910года рождения, украинец, до призыва в армию проживал и работал в совхозе "Ката-Талдык" Ошской области. Тов. Дудко, прибыв в часть с самого на чала её формирования (сентябрь 1941 г.), был назначен зам. командира стрелковой роты. За короткое время проявил себя, как мужественный, волевой командир и позднее был назначен старшим адъютантом батальона. Участвовал в боях с германским фашизмом с 9 фквраля1942 г. до 27 марта 1942 г. под селениями Лощихино и Яковлевка Смоленской области. В бою под селением Лощихино 17 февраля 1942 г. после ранения командира роты т. Дудко принял командование ротой на себя и, будучи тоже ранен, руководил ротой до исхода боя, уничтожив при этом до 35 фашистских солдат. 24 марта 1942 г. он был назначен командиром штурмового отряда, как лучший и бесстрашный командир, и 26 - 27 марта 1942 г. со своим отрядом штурмовал деревню Каменка.
           Вёл беспрерывный бой с укрепившимся в деревне врагом, показывая при этом своим бойцам примеры мужества и отваги. Всегда спокойный и бесстрашный, дважды врывался в деревню со своим отрядом и выбивал врага с его укреплений штыком и гранатой. В этом бою был ранен второй раз, но, настойчивый в своём деле, не покинул поле боя. Непрерывно штурмуя врага в течение двух суток, вёл бой и уничтожил со своим отрядом до 75 фашистских солдат и офицеров. 27 марта 1942 г. вражеская мина оборвала жизнь прекрасного, волевого, до конца преданного делу партии Ленина и социалистической Родине, бестрашного воина-командира, большевика. Тов. Дудко достоин правительственной награды - ордена Ленина.
          
Командир 1268 сп майор Сальников.
           Военком полка бат. комиссар Антипов.
           Достоен награждения орденом Ленина.
           Командир 385 сд полковник Дудников.

           Военный комиссар 385 сд батальонный комиссар Петров.

           (ЦАМО, ф. 385, о. 10037, д. 10, л. 65 - 66. Интересно, больше я нигде не встречал, что командиром 385-ой дивизии был полковник Дудников).
         
          28-го марта часть 1266-го полка ворвалась в северо-восточную окраину Прасоловки, но дальше продвинуться не смогла. Таким же неудачным ббыло наступление другой части полка на Каменку. Наступление было остановлено 8-ьюнемецкими пулемётами, в результате атакующим пришлось залечь в 300-х метрах от деревни. 29-го марта наступление 1266-го полка на Прасоловку было остановлено огнём немецкого дзота. Нашим артиллеристам удалось прямым попаданием повредить дзот, но пулемётный расчёт уничтожен не был и продолжал огнём сдерживать наступавшую пехоту.
  30-го марта 1270-ый полк при поддержке подразделений 1266-го и 1268-го полков сосредоточились в роще «Сердце». Положение подразделений 385-ой дивизии, наступавших из рощи «Сердце» в направлении Малиновского, было трудным. Они находились на выступе шириной два и глубиной полтора километра. Такое расположение, имея опорные оборонительные пункты Гореловский и Прасоловка, было удобным для противника. Фланговый артиллерийский и миномётный огонь из этих пунктов хорошо накрывал наступающих и лишал их маневра. 31-го марта в 5-00 сводная группировка, стараясь использовать фактор внезапности, бросилась на Прасоловку. Но была обнаружена. Противник с помощью огня укрытого танка атаку отбил. И наконец-то, после пятидневных атак в оперативной сводке Генштаба от 31.0342 г. с преувеличением насчёт "опорного пункта противника" сообщалось: "50-ая армия частью сил 30.03 овладела опорным пунктом противника Гореловский". 
Пусть читателя не смущает сосредоточение трёх полков против одной деревушки. 17-го апреля боевая численность (как тогда говорили «активных штыков») полков 385-ой дивизии составляла: 1266-го – 44 бойца, 1268-го – 90 бойцов и 1270-го – 70 бойцов. Маршал К. К. Рокоссовский писал по этому поводу: «Обидно было, когда нас упрекали за неуспех в ряде проводимых операциях, ссылаясь на то, что у противника меньшее количество дивизий, чем у нас. Но дело-то в том, что численность личного состава немецких дивизий по сравнению с нашими была выше в несколько раз. Из дивизий противника, понёсших большие потери, весь рядовой и младший командный состав передавался для укомплектования других дивизий, а командование и штабы выводились в тыл для новых формирований, чего у нас не делалось.
 «Поэтому неудивительно, когда сейчас со стороны многих лиц приходится часто слышать удивление: как же это получалось, что у нас в ряде операций по количеству дивизий было больше, чем у противника, а мы отступали, или не могли прорвать оборону». (Стр. 175). В другом месте он добавляет: «Мы забыли, что дивизия – это 8 тысяч бойцов. Наши соединения насчитывали 3,5, а то и 2 тысячи человек. Редко какая дивизия имела 4 тысячи, и то после одного - двух боёв по численности приближалась к остальным. Между тем, у противника численность личного состава пехотной дивизии достигала 10 – 12 тысяч, а танковой и моторизованной – 12 – 15 тысяч». (Стр. 156).
       Другую важную причину называют авторы "Зайцевой горы": "В чём причина того, что три стрелковые дивизии и одна танковая бригада, пусть уже и обескровленные, несколько суток подряд штурмуют три населённых пункта, несут огромные потери - и никаких результатов? А дело всё в том, что бойцы бросались в наступление на неподавленные огневые точки противника, часто даже не зная расположения его огневых средств. Немцы подпускали атакующих на 100 - 300 метров и расстреливали их, практически, в упор. Вполне закономерен вопрос: а как же наша артиллерия, которая должна была была подавлять огневые точки и очаги сопротивления противника? Артиллерия была, артиллерийские полки были в каждой стрелковой дивизии, придавались также и артиллерийские полки резерва Главного командования. А вот с боеприпасами к артиллерии дела обстояли значительно хуже.
           "Ветераны, особенно артиллеристы, единодушно вспоминают, что 1942 год, в плане обеспечения армии, был голодным годом. Заводы, эвакуированные на восток, в полную мощь ещё не работали, испытывая большие трудности во многом, продукцию давали, но далеко от потребностей. Так, артиллеристам в 1942 году был положен паёк, равный 0,5 снаряда на орудие в день. Даже для противотанковой артиллерии полков резерва Главного командования, которые стояли на переднем крае обороны, не было исключения. Снаряды берегли для отражения танковых атак противника. Противник по нашим боевым порядкам вёл методический огонь часто непрерывно, и днём, и ночью, выпуская мины и снаряды в больших количествах, а нашим артиллеристам приходилось молчать, экономить снаряды. Снаряды экономили, а людей - нет". (Стр. 31).  
Варшавское шоссе было дорогой, по которой шло снабжение немецких войск, находившихся на подступах к Москве. Кроме того она выполняла и функции прифронтовой дороги для маневрирования и переброски войск на нужный участок фронта. Как уже говорилось, снежный покров и распутица затрудняли боевые действия, но озабоченность за 1-ый кавалерийский корпус и 4-ый воздушно- десантный корпус направленных в тыл немцам севернее Варшавского шоссе заставляла командование продолжать наступательную операцию. Это были известные бои за высоту Зайцева гора у «Варшавки». Окончательно она будет взята только в середине марта 1943 года.
3-го апреля 385-ая дивизия получила пополнение из 423-х человек. 1270-ый (372 человека) расположился северо-восточнее Прасоловки, 1268-ой полк (295 человек) – юго-восточнее Прасоловки, 1266-ой полк – восточнее Яковлевки. Фуколов в своём дневнике сообщает: "3-ье апреля. 1-ый батальон наступает на Прасоловку. Старший телефонист Тищенко переносил связь. Но произошло так, что он оказался впереди батальона более, чем на километр. Двое с половиной суток Тищенко держал командный пункт, возглавив отделение связистов. За проявленную доблесть и находчивость ему присвоено звание сержанта. Впоследствии за эти бои ему вручили медаль "За боевые заслуги".
 
Документ. ДОНЕСЕНИЕ
начальника политотдела 385 сд полкового комиссара Игнатова начальнику политотдела 10 армии. Апрель 1942.
Самой серьёзной операцией за весь период участия дивизии в боях – это последняя операция по овладению опорным пунктом немцев – с. Прасоловка, с задачей выхода на Варшавское шоссе. Много примеров самоотверженного поведения в бою проявили бойцы и командиры. Например, командир штурмового отряда 1268 сп лейтенант Дудко в бою под Каменкой действовал решительно и смело, продвигая свой отряд во главе наступающих подразделений. Получив ранение, он не ушёл с поля боя, а продолжал выполнять боевую задачу. Только следующая рана в живот оборвала жизнь замечательного боевого командира. Политрук Ионов (1270 сп) во главе группы бойцов отбили ожесточённую контратаку немецких захватчиков (зашёл им с фланга), уничтожив при этом трёх солдат и одного офицера, захватили 2 автомата и 3 винтовки и документы.
Красноармеец миномётного дивизиона Баранов, несмотря на сильную контузию, отказался идти в госпиталь и остался у своего миномёта. Тяжелораненый лейтенант Лукьяненко (948 ап) перед отправкой в госпиталь, при беседе со своими бойцами заявил: «Всё равно я вернусь и тогда отомщу сволочам, а если умру, то прошу вас мстить зверям-фашистам». Ст. инструктор политотдела по пропаганде т. Зимин на протяжении первых шести дней боёв водил в атаку штурмовую группу 1270 сп, воодушевлял своим личным примером бойцов и командиров, добивался взаимодействия отдельных подразделений. Таких примеров можно привести много. (ЦАМО, ф. 385, о. 14661, д. 5, л. 21.).
 Описание апрельских действий дивизии сумбурны. Например, указывают, что части дивизии занимали позиции в 300-ах метрах восточнее Прасоловки. В следующем же абзаце, описывая наступление на Прасоловку, сообщается, что немцы подпустили атакующих на 400 метров и открыли массированный огонь. В другом месте сообщают, что 1270-ый полк (находящийся а правом фланге) атаковал деревню Яковлевка (расположенную на левом фланге).
 5-го апреля в 14-20 началась совместная атака 4-х танков 112-ой танковой бригады и пехоты 1270-го и 1268-го полков на Прасоловку. Но немцы плотным огнём сразу отсекли пехоту от танков, и «тридцатьчетвёрки» продолжили наступление на Прасоловку, ведя огневое противоборство с противником, самостоятельно, без поддержки пехоты. Наступающие танки были обстреляны фланговым огнём противотанковой артиллерии из леса со стороны Каменки. Через некоторое время их дополнительно атаковала группа из 7-и пикирующих бомбардировщиков Юнкерс-87, что говорит о слаженности и чёткой координации действий у немцев. Об интенсивности авианалётов немецкой авиации говорит донесение политотдела соседней 336-ой дивизии: «17.04. Очень большая активность авиации противника. За день было 22 налёта групп самолётов противника от 5 до 17 самолётов в каждой группе». 
  В результате боя два танка было подбито, а два вернулись на исходные позиции. 6-го апреля атаки на Прасоловку продолжались. 7-го апреля атакующие, так и не выполнившие поставленную им задачу, выводятся из-под огня. Предпринятая разведка расположения огневых точек противника не удалась, разведгруппа попала на немецкое минное поле. О дальнейших боевых действиях 385-ой дивизии в книге «Зайцева гора» рассказывается: «В ночь с 8-го на 9-ое апреля два стрелковых батальона 1266-го и 1268-го полков атаковали Прасоловку с юго-востока, но были прижаты фланговым огнём немецких пулемётов из Каменки. Отойти удалось только с наступлением темноты. 3-ий батальон 1268-го полка расположился на обратном скате высоты, что в 200 –ах метрах восточнее Прасоловки, но ночью был обнаружен противником и утром был обстрелян миномётным огнём и вынужден был отойти.
  В докладе Верховному Главнокомандующему Жуков сообщал, что 9-го апреля «385-ая дивизия вела наступление на Прасолово, медленно продвигаясь вперёд. Противник оказывает упорное сопротивление». В сообщении в Ставку 09.04.1942 Жуков добавлял: «»… 8. 10-ая армия. Положение частей армии без изменений. На фронте велась перестрелка. Авиация противника проявляла активность, производя групповые налёты на тылы армии». В донесении штаба группы армий «Центр 09.04.1942 г. также лаконично сообщалось: «19 тд: атака противника (100) человек на позиции нп. Прасоловка захлебнулась. Наша артиллерия обстреливала скопления войск и батареи противника». К 10-му апреля части 385-ой дивизии занимали положение в 200-ах – 300-ах метрах восточнее  юго-восточнее Прасоловки. По уточнённым данным, потери дивизии за 09.04.1942 г. составили: убито и ранено комначсостав – 19 человек; младший начальствующий состав – 25 человек; рядовой состав – 289 человек.
 "11-го апреля противник занял рощу "Сердце". В ночь на 12-ое апреля, в 3 - 30 силами 1266-го полка и одного батальона 1268-го полка вновь начали наступление на Прасоловку. Атаку возглавил сам командир полка Сосновский. На пути к Прасоловке наступающим пришлось преодолеть два глубоких оврага с ледяной водой. Немцы подпустили атакующих на 400 - 500 метров и открыли огонь. Видя замешательство бойцов, комполка лично повёл бойцов в атаку, увлекая собственным примером. Когда до позиций противника оставалось совсем немного, майор Сосновский был тяжело ранен осколком снаряда. В рядах наступавших произошло замешательство, что позволило противнику удержать занимаемые рубежи". ("ЗГ", сир. 41).
13-го апреля 1270-ый полк ведёт наступление на рощу, а 1268-ой и 1266-ой полки – на Прасоловку. Описание действий 385-ой дивизии за 13-ое апреля даёт яркое представление, в каких условиях приходилось воевать нашим отцам и дедам. Отчёт ошибочно попал в ф. 386, о. 1, д. 3, л. 29 (взят из www.okorneva.ru/?main=data_of_defense&id=100111). 13-го апреля дивизия, выполняя приказ №71 штаба 50-ой армии, главными силами наступала на Прасоловку. Два батальона 1270-го полка наступали на рощу «Сердце» с задачей в дальнейшем овладеть Малиновским. Артподготовка, из-за недостатка снарядов продолжавшаяся всего 3 - 5 минут, не смогла подавить огневые точки противника. К 8-00 части дивизии приблизились к Прасоловке.
           Главные силы 1268-го полка завязали огневой бой в трёхстах метрах от Прасоловки. Один штурмовой отряд пробился на 100 метров юго-восточнее Прасоловки. 1266-ой полк наступал на Прасоловку с востока. 1270-ой полк занял юго-восточную часть рощи "Сердце". Главные силы ведут огневой бой в трёхстах метрах от Прасоловки. Один штурмовой отряд пробился 80 - 100 метров северо-восточнее Прасоловки. Противник допускает штурмовые отряды до ста метров, а затем всеми видами огня - автоматным, пулемётным и миномётным - обрушивается на штурмовые отряды, нанося им значительные потери в живой силе. Неоднократные попытки штурмовых отрядов даже переползти этот стометровый рубеж оканчивались неудачей.
 К тому же в первой половине дня противник группами до 18-и самолётов вёл атаки с воздуха. Учитывая, хотя и незначительное, продвижение 1270-го полка один батальон 1266-го полка был направлен в распоряжение командира 1270-го полка с задачей последнему наступать двумя батальонами через рощу "Сердце" на Малиновский. До 19-00 штурмовые отряды, потеряв до 60% личного состава, так и находились в 100 - 150 метрах от Прасоловки. Командир дивизии принимает решение возобновить атаку с наступлением темноты. Но и ночная атака, начатая в 23-00, успеха не имела.
 А теперь, читатель, присмотримся внимательно. Артподготовку перед наступлением только обозначили, по сути, только предупредили: «иду на вы», уж лучше бы атаковали внезапно. Не подавив огневые точки противника, солдат посылают в атаку. Авиация противника атакует группами до 18 самолётов, о появлении наших «сталинских соколов», прикрывающих наступавших и наносивших удары по обороняющемуся противнику, не упоминается. До 19-00 штурмовые отряды пролежали под огнём противника. 13-го апреля на севере Калужской области ещё не очень тепло, из-за распутицы Ржевскую операцию прекратили 20-го апреля. Понятно, что атаковали без перерыва на обед. К 8-00 наступающие части приблизились к Прасоловке. Армейская поговорка: «Если генерал назначил смотр на 10 часов, то старшина поднимает роту в 6». Во сколько закончилась ночная атака, начатая в 23-00, не указывается. Продолжительность боевого дня посчитайте сами. И это только один из многих дней Ржевской операции.
         В описании боевых действий 385-ой дивизии уже не раз говорилось о подавляющем превосходстве немецкой авиации. В переговорах с командиром 50-ой армии Болдиным 20-го апреля 1942 г. Жуков признаёт отсутствие нашей авиации: «Фронтовой истребительной авиации я больше 20 – 25 самолётовылетов вам дать не могу, и то они над полем боя могут быть не более 20 – 25 минут» (из-за отдалённости аэродромов – Б. М.). Сравните: 25 самолётовылетов в армии с нашей стороны, и в отдельных боях свыше 200-от на одну нашу дивизию со стороны противника. Но, чтобы прикрыть просчёты высшего командования Жуков умаляет значение применения авиации: «Никакой массовой гибели от бомбометания на протяжении всей войны не было и нет сейчас. Всё это выдумывается для оправдания невыполнения приказа, для оправдания потерь». (Такие высказывания в комментариях не нуждаются).
           А вот местный историк Л. Любимова о боях в Барятинском районе пишет противоположное: "Противник имел преимущество в танках и особенно в авиации. Не встречая должного сопротивления со стороны нашей авиации, фашистские бомбардировщики беспрепятственно сбрасывали смертоносный груз на наши позиции и благополучно возвращались на свои аэродромы, которые находились недалеко от района действий 10-ой армии". О безнаказанности говорят факты, когда с немецких самолётов сбрасывались пустые бочки, наблюдая, как выполняется команда "Воздух".
Такое положение сложилось из-за того, что наступление началось без оперативной паузы, и прифронтовые аэродромы не были подготовлены.
          «Ближайшие наши аэродромы находятся в Калуге и в Туле. Пока оттуда долетят истребители – горючего остаётся всего на 10 минут боя и обратный полёт». (И. М. Романов). Недостатки в обеспечении авиацией Жуков перекладывает на командование армии: «Выполнить приказ о быстрейшем введении в строй аэродрома». И это через два с половиной месяца после начала операции! А в заключение Жуков предлагает оригинальный способ борьбы с авиацией противника: «Твёрдой рукой бороться с паникёрами и распространителями панических слухов, по существу, агитирующими за немецкую авиацию, и навести в этой части порядок, чтобы войска стойко встречали авиацию и не разбегались бы». (Как я понимаю, в укрытия, и вообще: команда «Воздух!» - это распространение панических слухов. - Б. М.).
 13-го и 14-го апреля бои продолжались, но дивизии достигнуть успеха нигде не удалось. Солдаты 2-го батальона 1268-го полка, атакуя Прасоловку, 14.04 в 10-00 нашли и вынесли с поля боя полуживого и замерзающего комполка Сосновского, которого считали погибшим во время прошлой атаки. 15-го апреля командующий 50-ой армией Болдин докладывал Жукову: «385-ая сд 14.04.42 продвижений не имела, была остановлена артиллерийско-миномётно-пулемётным огнём на южной окраине Малиновского и восточной окраине Прасоловки». Не имела продвижений потому, что, участвуя в боях у Варшавского шоссе с начала февраля, 385-ая дивизия была истощена окончательно.
       «14-го апреля состав и положение частей 385-ой дивизии, согласно журналу её боевых действий, было следующими. 1270-ый полк (372 человека) – 11 стрелков, 42 пулемётчика, 92 артиллериста и 116 миномётчиков. Полк расположен 300 – 400 метров северо-восточнее Прасоловки. 1268-ой полк (295 человек) – 80 стрелков, 33 пулемётчика, 59 миномётчиков и 123 артиллериста. Полк расположен 400 метров восточнее Прасоловки. 1266-ой полк (407 человек) – 90 стрелков, 30 пулемётчиков, 186 миномётчиков, 95 артиллеристов и 5 автоматчиков. Полк расположен 400 метров юго-восточнее Прасоловки». («ЗГ», стр. 41). 
        15-го апреля полки дивизии получают задачу наступать на рощу «Сердце» и далее на посёлок Малиновский. 16-го апреля 1270-ый полк занимает северную часть рощи, а остальные части дивизии вытесняют противника из центра рощи. 17-го апреля дивизия двумя полками начинает наступление из рощи на посёлок Малиновский. В боях за рощу «Сердце» дивизия потеряла около двухсот человек. После получения пополнения 17-го апреля численность полков дивизии составила: 1266-ой полк – 44 стрелка, 1268-ой – 90 стрелков, 1270-ый – 70 стрелков. («ЗГ», стр. 42).
        18-го апреля при поддержке четырёх танков 112-ой танковой бригады остатки 1268-го и 1270-го полков совершают бросок через рощу «Сердце» на Малиновский. Только за последние два дня боёв потери в дивизии составили около двухсот человек убитыми и ранеными, и 18-го апреля в совместной атаке двух полков участвовало всего 114 бойцов – по численности одна усиленная рота. В докладе Ставке о положении 18-го апреля Жуков сообщал: «Положение 10-ой и 16-ой армий без изменений. На фронте редкая перестрелка и действия разведки».
       Тем не менее, штурм посёлка оказался частично успешным. Танки подавили огонь противотанковых орудий противника, прошли через оборонительные траншеи и ворвались в посёлок, давя гусеницами и уничтожая огнём орудий всё встречающееся на пути. Но пехота под огнём противника залегла и за танками не пошла. Танкисты, ворвавшиеся в Малиновский без пехоты,обнаружив подход противотанковых орудий, не стали продолжать бой и отошли. К вечеру 17-го апреля боевая численность полков составляла: 1266-ой полк 44 бойца, 1268-ой - 90 и 1270-ый полк - 70 бойцов.
      18-го апреля в очередном докладе Сталину Жуков сообщал: "Левофланговые дивизии ударной группы армии, наступавшие на Гореловский и Малиновский, продолжают бои, встречая упорное сопротивление противника". 19-го апреля 1266-ой полк провёл очередную атаку на Прасоловку, но был отброшен контратакой противника, поддержанного танками. С 19-го по 20-ое апреля 1268-ой и 1270-ый полки атаковали посёлок Малиновский. 22-го и 23-го апреля 1270-ый полк совместно с соседней 239-ой дивизией атакуют безымянный хутор северо-восточнее Малиновского. С 24-го апреля 1270-ый полк занимает оборону в роще "Сердце".
           Несмотря на неудачи, и ценой громадных потерь 385-ая дивизия на своём правом фланге силами 1268-го и 1270-го полков, совместно со 116-ой дивизией вплотную (осталось 3,5 км.) придвинулись к Варшавскому шоссе, по которому шло снабжение четырёх немецких корпусов, и создали угрозу его перекрытия. Поэтому направление ударов 50-ой армии по взятию Варшавского шоссе весной сместилось западнее. Но сама 385-ая дивизия, в течение месяца отвоевав выступ к Варшавскому шоссе в направлении посёлка Малиновского, оказалась в трудном положении. 1268-ой и 1270-ый полки находились в выступе шириной в два и глубиной в полтора километра, что из-за малых размеров выступа было благоприятным для противника, который артиллерийским и миномётным огнём простреливал их позиции.
      Фланговый огонь из опорных пунктов Гореловский и Прасоловка, находящихся у основания выступа, затруднял манёвры пехоты и подвоз боеприпасов. Но и у немцев положение было не лучше. Выписка из дневника немецкого пехотинца, погибшего у Гореловского: "15.04 - прибыли в Смоленск, а 16.04 - в Рославль. 22.04 - я на переднем крае, русские всё время наступают. 23.04 - под напором русских вынуждены отойти. 25.04 - русские всё время ведут огонь, кругом убитые и раненые. 27.04 - положение ужасное, пули и снаряды всё время свистят над головой. 1.05 - мои нервы напряжены до предела. Ка долго это будет? 3.05 - милая мама, меня назначили в разведку, иду , скрепя сердце".
           В апреле темпы наступления войск, выполнявших Ржевско-Вяземскую операцию окончательно замедлились. К тому же началась распутица, вскрылись реки, половодьем снесло много мостов, пришли в негодность пути подвоза. Снабжение войск боеприпасами, продовольствием и всем необходимым для ведения боевых действий резко ухудшилось. Майор в отставке, ветеран 146-ой дивизии 50-ой армии И. М. Романов вспоминал: "Шёл конец апреля. Снег стал ноздреватым. Поставки провианта совсем прекратились. Ремень на подтянутом животе давно был застёгнут на последнюю дырку, после этого ещё на несколько, проколотых заново. Варили сыромятные ремешки. Варили до тех пор, пока не образовывалось некоторое подбие студня. В мелколесье сдирали кору с деревьев, радовались, когда попадались ягоды шиповника. Съели всех лошадей: и живых, и дохлых, и тех, что иногда вытаивали из-под снега".
           Жуков попросил Верховного Главнокомандующего о прекращении наступления. Сталин, наконец, дал согласие. На основании полученного разрешения, Гланокомандующий Западным направлением приказал всем армиям фронтов с 20-го апреля перейти к обороне и использовать время распутицы, затрудняющей действия и противника, "для приведения в полное оборонительное состояние занимаемых рубежей, укомплектования частей и соединений и их обучения". Бои продолжались только по выводу войск, находившихся в тылу врага. Ржевско-Вяземская наступательная операция закончилась.
           Она оказалась одной из самых кровопролитных. В ходе Ржевско-Вяземской операции Красная Армия потеряла 776.889 человек (из них безвозвратно - 272.320 человек). Всего в битве под Москвой общие потери составили 1.805.923 человека, из них безвозвратно - 926.244 человека. №85-ая дивизия в боях в Барятинском районе потеряла 9.793 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести. ("ЗГ", стр. 42). Артиллерист Николай Петрович Серветник вспоминал: "Я прошёл всю войну от первого дня до последнего, был восемь раз ранен, но самое трудное было то, что мы пережили, перестрадали на барятинской земле". Ценой огромных потерь в Ржевско-Вяземской операции в январе - апреле 1942 года были достигнуты определённые результаты: были полностью освобождены Московская и Тульская и часть Калужской и Калининской областей.
           Но главная цель - разгром немецкой группы армий "Центр" - не была выполнена, хотя противник и понёс большие потери. Сам Жуков признавал, что "в итоге тжертв было много, расход материальных средств большой, а общестратегического результата - никакого". И всё же, как писал участник этих боёв И. М. Романов: "В весенних боях 42-го  в последующих боях в этом районе до марта 43-го мы не имели территориальных продвижений, но мы победили - был сорван план фашистских стратегов, а воины частей, действовавших в этом направлении, совершили коллективный подвиг, проявив беспримерный массовый героизм.

             Итог командования Жукова на Вяземском направлении определён в заключении, сделанном Оперативным управлением Генерального штаба Красной Армии, сразу после прекращения  Ржевско-Вяземской операции. «… 3. Западный фронт не создал на решающем направлении кулака в виде крупной, мощной группировки из всех родов войск, при помощи которого решил бы задачу крупного оперативного масштаба Силы и средства были почти равномерно распределены по всему огромному фронту. Громкие приказы, которые отдавал командующий Западным фронтом, были невыполнимы. Ни один приказ за всю операцию вовремя не был выполнен войсками. Они оставались голой, ненужной бумагой, которая не отражала действительного положения войск и не представляла собой ценного оперативного документа. … Операции начинались неподготовленными, без тесного взаимодействия родов войск». (ЦАМО, ф. 8, о. 11627, д. 1509, л. 47 – 51).        
    Продолжение в 4-ой части на 2-ой стр. каталога.
Категория: Мои статьи | Добавил: Борис (13.03.2012)
Просмотров: 1307 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: