Главная » Статьи » Мои статьи

О ПРОИСХОЖДЕНИИ КИРГИЗОВ. ЧАСТЬ 1-АЯ.

       «Народы от имён не начинаются, но имена народам даются. Иные от самих себя и от соседов единым называются». (М. В. Ломоносов. Древняя Российская история).

     

       В работе «Киргизы» русский востоковед-тюрколог В. В. Бартольд писал: «Киргизы (кыргыз) принадлежат к числу древнейших народов Средней Азии». Но часть исследователей не поддерживают эту версию. Например, историк Г. Нуров отмечает, что утверждение В. В. Бартольда «базируется на отождествлении этнического коллектива, известного ещё до нашей эры под названием «кыргыз», с совремённым киргизским народом», но «для такого отождествления двух этнических коллективов, хотя и носящих одно и то же название «кыргыз», нет никакого серьёзного основания».

       Да, название народа «кыргыз» является одним из древних названий народов тюркского происхождения. Только относится это к кыргызам, проживавшим на Енисее и прекратившим своё существование в середине XVIII века. А совремённые кыргызы, проживающие на Тянь-Шане, наоборот нация молодая, если такое определение применимо к нациям, сформировавшаяся в начале XVI века. Ещё в XVIII веке в русской историографии в нескольких вариантах была высказана гипотеза о переселении енисейских кыргызов на Тянь-Шань. Первым, высказавшим версию о связях тянь-шаньских киргизов с енисейскими кыргызами, был российский историк, исследователь Сибири Г. Ф. Миллер. Позднее российский историк, археолог И. Э. Фишер высказал мысль, что киргизы были переселены с Енисея на Тянь-Шань в XVII веке джунгарами. В конце XIX века между российским востоковедом-тюркологом В. В. Радловым и востоковедом-этнографом Н. А. Аристовым была дискуссия о происхождении киргизов.

       Аристов считал, что тянь-шаньские киргизы – народ местного происхождения. Радлов же сначала предполагал, что тянь-шаньские киргизы происходят от енисейских кыргызов, покинувших берега Енисея в X веке, а потом, что кыргызы были вытеснены с Енисея монголами в XIII в. В исследованиях о тянь-шаньских киргизах – дореволюционных и советского периода – их связь с енисейским кыргызами была одна из версий образования киргизской нации. В 40-х годах XX века советский востоковед-археолог А. Н. Бернштам протянул ниточку от енисейских кыргызов к гяньгуням (народность Центральной Азии, упоминаемая в китайских хрониках в связи с завоеваниями хуннов) и объявил о двухтысячелетней истории тянь-шаньских киргизов.

        Если в первых изданиях «Истории Киргизской ССР» (1956, 1963, 1968 гг.) енисейские кыргызы рассматривалась как часть истории киргизского народа, то в четвёртом издании (1984 г.) эта версия не упоминается. После распада Советского Союза местные историки вновь образованных республик стали изыскивать и доказывать древность своих народов и обладания данной территорией, подчёркивать особую роль и весомый вклад своей нации в историческом развитии региона. В том числе и киргизские исследователи. Но если раньше связь тянь-шаньских и енисейских кыргызов рассматривалась, как версия, то теперь происхождение киргизов от племени гяньгунь, их две тысячи двухсотлетняя древность и преемственность «кыргызского великодержавия» громко преподносится, как непреложный факт.

      Понимаю и приветствую такой патриотизм, стремление к своим корням, но не надо увлекаться и перегибать палку. Великая степь, пространство от Карпатских гор до лесов Маньчжурии, с древнейших времён до средних веков из-за кочевого образа жизни её обитателей была бурлящим водоворотом народов. Племена, её населяющие, постоянно воевали друг с другом и перемещались. Одни покоряли соседей и ассимилировали их, другие, наоборот, принимали бежавших, воспринимая их язык и элементы культуры.

       В таких условиях проследить этническую историю какого-либо народа Великой степи очень сложно, а иногда вообще невозможно. Исследователь истории народов Средней Азии С. П. Толстов, говоря о процессах образования совремённых среднеазиатских народов, подчёркивал, что ни один из совремённых среднеазиатских народов «не восходит непосредственно к какой бы то ни было из этнических групп древности». И вот в этом водовороте событий, переселений, поглощений и слияний народов некоторые политики и политизированные историки пытаются ловить рыбку, заявляя о двухтысячелетней истории киргизского народа.

       Тюрколог-этнограф С. М. Абрамзон, историк К. И. Петров и некоторые другие исследователи придерживаются версии, что этноним «кыргыз» принесли на Тянь-Шань не собственно енисейские кыргызы, а племена, входившие в состав государства енисейских кыргызов. Различие позиций авторов состоит только в районах, откуда пришли эти племена. Абрамзон считал, что они пришли из Восточного Притяньшанья, а Петров – что из Енисейско-Иртышского междуречья. Востоковед Е. И. Кычанов уточняет эту область территорией Горного Алтая и Обь-Иртышского междуречья. Целью данной статьи является не уточнение, откуда пришли киргизы на Тянь-Шань, а то, что тянь-шаньские киргизы не являются потомками не только гяньгуней, но и енисейских кыргызов, и, следовательно, что они к «кыргызскому великодержавию» никакого отношения не имеют или, в крайнем случае, имеют только косвенное.

         Такая позиция не нова. Ещё в 30-х годах XIX века большой знаток истории Центральной Азии, известный синолог Н. Я. Бичурин писал: «Киргис есть название монгольскому поколению, давно пропавшему, и сие поколение не надобно смешивать с кэргизами, проживающими между Кашхаром, Мауринняром и Бухариею». (Кашгаром, Мавераннахром и Бухарой – Б. М.). Это утверждение Бичурина подтверждается совремёнными исследованиями антропологов (К. Б. Сихимбаева). Установлено, что у совремённых народов Центральной Азии доля монголоидного компонента наименее выражена у хакасов, повышается у алтайцев и казахов и существенно увеличивается у киргизов. Это один из признаков, показывающих различие между тянь-шаньскими и енисейскими кыргызами. Далее приведу и другие различия.

       Этноним «кыргыз», как уже было сказано, принесён на Тянь-Шань из Южной Сибири, где он был известен с середины 1-го тысячелетия нашей эры. Подчёркиваю: этноним «кыргыз», а не народ кыргызы. В древних китайских хрониках сообщается о народе гяньгунь (другие варианты этого этнонима гэгунь, кигу, гэгу). Большинство историков гяньгунями считают племена, носившие название «кыргыз», в написании китайскими иероглифами читаемое гяньгунь. Существует изречение, что история – это спор версий. Так вот, ретивые сторонники древности киргизского народа объявляют гяньгуней прямыми предками киргизов, не давая при этом, кроме одинакового названия, подробного и чёткого обоснования преемственности гяньгуней с енисейскими кыргызами, а енисейских кыргызов с тянь-шаньскими.

         А обсудить, начиная с этой отправной точки, есть что. Атаке-батыр Тынайбиев (1738 - ?) – предводитель племени сарыбагишей в своём послании от 23 августа 1785 года российской императрице Екатерине II называет себя, происшедшим «родом (из) славных и чиновных людей, бывших при древних царях Соломоне и Александре Македонском, а ныне по колену рода своего управляющего народом диких киргисцев». (Государственный архив Омской области, ф. 1, о. 1, д. 237, л. 157). Можно предположить, что Атаке пришлый правитель, так сказать, «киргизский Рюрик». Но его биографы сообщают, что он потомственный киргиз, родившийся близ Андижана.

          И если Атаке сообщает, что он родом из чиновных людей, бывших при царе Соломоне, который был правителем Израильского государства, и Александре Македонском, то, значит, предки киргизов жили совсем в другой стороне – на западе от Тянь-Шанских гор. И хотя этот вариант намного древнее (царь Соломон правил в 965 – 928 гг. до н. э.), оставим эту экзотическую версию на совести Атаке-батыра и рассмотрим не менее экзотическое утверждение, что гяньгуни предки тянь-шаньских киргизов. То, что гяньгуни – кыргызы, это только одна из версий о происхождении киргизов.

       Но востоковед Е. М. Залкинд предостерегает: «Чтение слов языка хун-ну (хуннов), сохранившихся в первых китайских династических историях и изображённых китайскими иероглифами, совершенно искажающими звучание чуждых китайскому уху звуков, служит до сих пор предметом спора. Каждый исследователь, подходя к фонетическим приёмам китайской транскрипции со своей индивидуальной, а иногда и предвзятой, точки зрения, по своему реконструирует слова давно умершего языка». (Залкинд Е. М. Древние народы китайских хроник. // Советская этнография. 1937, №1, стр. 71). Поэтому есть другая версия, что обозначение гяньгунь является написанием старых названий рек Енисея и Орхона, и термином гяньгунь обозначались все племена, проживавших по берегам этих рек.

        Более того, у сторонников древности кыргызов нет единого мнения о местонахождении гяньгуней. Одни из сторонников этой версии полагают, что гяньгуни занимали территорию у озера Кыргыз-Нур (Монголия), другие – поближе к Киргизии (наверное, для придания большей весомости своей версии), у хребта Боро-Хоро (северо-восточный Тянь-Шань, Китай). В работе В. Воропаевой и других авторов «История отечества» (Бишкек. 2006) сообщается третье место проживания гянь-гуней; по карте на странице 15 показано, что гяньгунь расселялись на западных склонах Джунгарского Алатау и Тарбагатая между рекой Или и озером Зайсан.

         Получается, что пришли неизвестно откуда, ушли непонятно куда, но они наши предки, а мы их потомки. Если согласиться с версиями проживания гяньгуней-кыргызов у хребтов Джунгарского Алатау, Тарбагатая и Боро-Хоро и с утверждением о енисейском происхождении киргизов, то гяньгуни превзошли евреев, 40 лет блуждавших по Синайской пустыне. Гяньгуни по каким-то причинам с этих мест уходят в верховья Енисея, оттуда после гибели государства Кыргыз идут на Алтай (вспомним Манаса), где, вопреки традиционному пути кочевников по Дешт-и-Кипчаку на запад, резко поворачивают на юг. В такой сложившейся обстановке гяньгуни, в любом случае, попытались бы побороться за свои прежние места обитания, но история об этом умалчивает, сообщений нет. Гяньгуни-кыргызы, спокойно минуя места своих прежних кочевий, двигаются дальше на юг, на Тянь-Шань и Памиро-Алай.

       Суммируя и сопоставляя сведения китайских летописей, место обитания гяньгуней устанавливается довольно определённо: северо-западная Монголия, долина Больших озёр. Там и поныне сохранились названия населённого пункта Хиргис и озеро Хиргис-Нур (Кыргыз-Нор). Скорее всего, что эти названия связаны с некогда обитавшими здесь гяньгунями (кыргызами). Исследователи, отрицающие связь енисейских и тянь-шаньских кыргызов, также определённо указывают место обитания гяньгуней в северо-западной Монголии.

      Что же является основанием, вернее поводом, для утверждения о двухтысячелетней истории киргизов? Сыма Цянь, 145 - 86 гг. до н. э.) - историограф китайской династии Хань, автор "Исторических записок", рассказывающих историю Китая от мифических родоначальников и до современного ему времени. В связи с событиями, происходившими в начальные годы старшей (первой) династии Хань (206 г. до н. э. - 25 г. н. э.). Сыма Цянь сообщает, что примерно 200 г. до н. э. (точная дата не указана) "при Модэ Дом хуннов чрезвычайно усилился и возвысился. … Впоследствии на севере они покорили владения Хуньюй, Кюеше, Динлин, Гэгунь и Цайли". (Модэ - основатель империи хуннов и ееё правитель с 209 по 174 гг. до н. э. Хунны – кочевой народ, с 220 года до н. э. и по II век нашей эры населявший степи к северу от Китая – Б. М.).

        В других китайских исторических сочинениях этот же этноним встречается в иной записи. В 49 г. до н. э. появляется форма гяньгунь, в 553 г. – кигу, в 638г. – гегу (везде имеется в виду дата описываемого события, а не время составления текста, в котором упомянута соответствующее название). Прошу обратить внимание, что в течение 600 лет, с 49г. до н. э. до 553 г. н. э. гяньгуни в китайских источниках не упоминаются. Позже мы поговорим об этом. Впервые этноним «кыргыз» в тюркоязычных орхоно-енисейских надписях начинает встречаться в VI веке в форме «qirqiz». В период династий Ляо и Сун (916 – 1279 гг.) в китайских источниках киргизов называют «сяцзяцзи». Позже, в XIII – XV вв., название, уже в который раз, меняется на «цзилицзисы». А современное название киргизов по-китайски «кеэркецзицзу».
       В трактовке различных транскрипций термина «кыргыз» также нет явной определённости. В разных источниках и в разные времена он называется по-разному: гэгунь, гяньгунь, гегу, кигу (цигу), гегу (егу), сяцзяцзи, цзилицзисы (киликицзы).  Возникает вопрос: почему один и тот же народ китайцы называют по-разному? Понятно существование синонимов, но не в таком же количестве – около десятка. Об одном ли народе идёт речь в китайских названиях? Различные китайские транскрипции этого этнонима послужили причиной тому, что одни исследователи считают это разновременными транскрипциями термина «кыргыз», другие (например В. Эберхард) – что это совсем разные племена. В первой половине VIII в. появляется форма «хягясы». Существует мнение, что последняя из этих форм обозначает не название народа, а название государства.

 

       Губернатор  округа Аньси (на территории нынешнего Синьцзяна) в книге "Записки о Западном крае" (713 - 741 гг.) писал, что "государство Гяньгунь ... ныне некоторые изменённо называют Хэгусы".Так что, если существовало какое-то объединение гяньгуней государственного типа, то оно прекратило своё существование с нашествием хуннов. Предложение сторонникам происхождения киргизов от гяньгуней. Коль говорите о двухтысячелетней истории киргизов, то, возможно, чтобы не было сомнений со стороны, вернуться к древнему названию народа: не кыргызы, а гяньгуни. А такие примеры есть: Саха – Якутия, Осетия – Алания.

       Под натиском хуннов часть гяньгуней уходит на север, в Минусинскую котловину, в верховья Енисея, где они, по сообщению «Истории династии Тан», «смешались» с европеоидными южно-сибирскими племенами, которых китайцы называли динлинами. Подчёркиваю, не покорили, а смешались. Что касается языка, то победителем вышло тюркское наречие гяньгуней. (По сообщению С. Е. Яхонтова, точных сведений о языке гяньгуней до VII в. нет. Существует только предположение, что первоначально гяньгуни говорили не на тюркском языке, а на каком-то другом. Но это предположение основано на косвенных, не лингвистических данных. Если это предположение верно, то получается, что тюркское наречие гяньгуни приобрели уже на Енисее, а это ещё больше отдаляет древних гяньгуней от современных киргизов). 

         С тех пор китайские источники местонахождение гяньгуней (позднее хягасы) связывали с верховьями Енисея. Размещение кыргызов на Енисее подтверждают и центрально-азиатские источники – надписи орхонских тюрок. Но ни в одной древней рунической надписи (руны – надписи древней письменностью на различных предметах из камня, металла, дерева или кости), найдённых на Енисее в области расселения кыргызов, ни разу не встречается их название. В енисейских надписях господствуют наименования местных племён. Такое преобладание свидетельствует о превосходстве исконно енисейских племён, для которых долгое время наименование «кыргыз» было чуждым из-за малочисленности и не играющего особой роли племени. «История династии Тан», также подтверждает, что «хягас (гяньгунь) есть небольшой род». (Но есть и противоположное утверждение, что «кыркызы» представляли собой большой народ, С. Е. Яхонтов).

      В борьбе племён Минусинской котловины с хуннами возникает динлино-гяньгунский военный союз. В начале 70-х годов до н. э. динлины освободились от хуннов и даже стали совершать против них походы. По сообщению китайских «Исторических записок» в 69 году до н. э. «динлины, пользуясь слабостью хуннов, напали на них с севера». Особенно сильным был натиск в 63 – 60-х годах до н. э., когда «динлины сряду три года производили набеги на земли хуннов». Обратите внимание: речь идёт о динлинах, а не о гяньгунях. Значит, действительно гяньгуни были малочисленным народом, в то время не играющим особой роли. В 55 году до н. э. хуннское государство распалось на южную и северную части. В 49 году до н. э. правитель северных хуннов Чжичжи вновь завоёвывает владения гяньгуней.

       Однако в борьбе с южными хуннами, гяньгунами и динлинами Чжичжи не смог окончательно закрепиться и около 40 г. до н. э. ушёл в Семиречье, где погиб в 36 году до н. э. в долине Таласа. Сторонники древности проживания киргизов в Семиречье, используя этот эпизод, утверждают, что вместе с Чжичжи в Семиречье ушла и часть гяньгуней. Назовём эту версию по хронологии событий версией №1. Сомнительно, чтобы вчера упорно сопротивлявшийся народ сегодня ушёл бы с завоевателем со своих земель. Скорее, воспользовавшись моментом, будет преследовать уходящих. Второе. Из-за малочисленности гяньгуней уходить-то особо было некому.

        Третье. После ухода хуннов началось возвышение гяньгуней над динлинами. Динлино-гяньгунский союз стали возглавлять гяньгуни, объявившие себя преемниками ушедших хуннов. Значит, никто никуда не уходил. В истории нередки случаи, когда в раннеклассовых государствах правитель со своей дружиной были чужеземцами. В данном случае гяньгуни тоже стали правящим родом в среде местного разноплемённого населения. Приход к власти гяньгуней подтверждается тем, что в китайских источниках перестают упоминаться динлины. Последний раз они упоминаются, когда речь идёт о событиях 147 – 156 годов. Китайская летопись, описывая деяния предводителя сяньби – кочевые племена Внутренней Монголии – Тяньшихуая (141 – 181 гг.), сообщает: «Он на юге грабил пограничные места, на севере остановил динлинов». Вместо них источник III века уже сообщает о «владении гяньгунь».

       С конца I века хунны стали подвергаться ударам сяньби – древнемонгольские племена кочевников из Внутренней Монголии, и в середине II века держава хуннов пала. После сяньби, с IV до середины VI века в монгольских степях властвовали жужани, монгольские племена Северного Китая. Ни сяньби, ни жужани гяньгуней не покорили, удовлетворившись лишь отдельными набегами. На этом я заканчиваю повествование о гяньгунях. Все эти перечисленные нашествия в Южную Сибирь и покорения гяньгуней (хунны, тюрки, китайцы) не могли не оставить след в их культуре и наследственности. Если даже с превеликой натяжкой согласиться переселением гяньгуней на Тянь-Шань, то возникает вопрос: многое ли оказалось у тянь-шаньских киргизов от гяньгуней в результате всех этих наслоений, тем более, уже после их смешения с динлинами, кипчаками Прииртышья (об этом я расскажу позже) и местными тянь-шаньскими племенами. В таких случаях, когда речь идёт не о предках, а о далёком и туманном родстве, приводят русскую поговорку: седьмая вода на киселе.

     В начале VI века в Южной Сибири произошло важное событие: на Алтае и в Минусинской котловине возникли два государственных образования. Объединение нескольких енисейских племён возглавил немногочисленный род кыргыз. В тексте памятника военному деятелю Тюркского каганата Кюль-Тегину (умер в 731 гг.) при описании войны тюрок с кыргызами сказано: «Мы завели порядок в немногочисленном народе кыргызов». В китайской хронике «Синь Тан-шу» в 846 году говорилось, что «гяньгунь есть небольшой род». Для сравнения летопись там же добавляет, что население государства Кыргызов достигало «несколько сот тысяч семейств».

           Из истории китайской династии Тан известно, что китайский полководец Ли-Лин, перешедший в 99 г. до н. э. на службу к хуннам, получил от них во владение страну Хягас. Поэтому правители гсударства Кыргыз были потомками китайского полководца Ли-лина. Так как династия Тан принадлежала тоже к роду Ли, то во время переговоров в 841 году династия кыргызских правителей была признана родственной правящей в Китае династии Тан. Их даже хотели внести в список особ царствующей династии, но вступивший на престол в 846 году император Сюаньцзун отказал в этом, обосновав это тем, что «хягас есть небольшой род, который не может ровняться с домом Тан».

       Образовавшееся на Енисее государство было полиэтничным, но основное, наиболее многочисленное население называло себя «хакас» (кит. хагас). Поэтому некоторые исследователи называют его древнехакасским государством. Л. Р. Кызласов пишет: «Несправедливо называть государство енисейских племён VI – XIII веков по имени правящего рода. Создали это государство и населяли его древние хакасы. Поэтому историческая справедливость обязывает называть его государством древних хакасов». Кстати, и в китайских источниках оно называется «государство Хагас». Наличие другой версии вполне естественно. Удивительно, что в киргизской историографии она замалчивается. Так как в данной статье речь идёт о киргизах, то я, отдавая предпочтение версии Кызласова, однако с большой неохотой буду называть «государство Кыргыз» вместо более соответствующего исторической справедливости «государство Хагас». 

     Первое известное и бесспорное упоминание о кыргызах, кроме китайских сообщений, относится к VI веку. Обратите внимание, что это сообщение совпадает со временем появления названия «кыргызы» в орхонских и енисейских надписях. Это, наверное, и есть период формирования енисейской народности «кыргыз». В борьбе против Китая и тюрков гяньгуни и динлины объединились, слились, образовав в начале второй половины 1-го тысячелетия этнос енисейских кыргызов. В орхонских надписях начала VIII века уже упоминаются объединённые кыргызы, возглавляемые кыргызским правителем Барс-бегом. Возможно, теперь можно твёрдо говорить о преемственности тянь-шаньских киргизов с енисейскими, о киргизской нации, существующей с VI века. Сообщений о енисейских кыргызах достаточно. Не будем спешить, а рассмотрим последующие события.

     Этноним «кыргыз» расшифровывают по-разному, предполагая, что он образовался от слов «кыр» – горный хребёт, холмистая степь или «кырк» – сорок. По первому варианту «кыргыз» означает «народ гор», а во втором случае как «кырк жюз» – сорок сотен, «сорокасотенный, народ из сорока родов». По третьей версии термин «кыргыз» происходит от древнетюркского «кырыг» – красный, то есть «жители красных мест, красный народ». Это подтверждается широким распространением красноцветных почв и пород от Енисея до Алтая. С этим связано и наличие в этом регионе многочисленных тюркских, монгольских и русских названий с определением «красный».

        Если согласиться с последней версией, то тогда гяньгуни с их китайскими написанием и переводом отпадают. Но сторонники древности и здесь находят выход: гяньгунь читают, как Цзяньгун и переводят, как «Кыргун» – Красная страна, забывая, что в этот период китайцы кыргызов называли уже «сяцзяцзи». Западные монголы (ойраты) своих северных соседей, енисейских кыргызов, именовали их собственным именем, в монгольском произношении «керуты», а тянь-шаньских – «бурутами». Предполагают, что это производное от прилагательного «бур» – бурый. Возможно в понятие «бурый» ойраты вкладывали значение «смешанный». Вслед за ойратами и китайцы называли тянь-шаньских кыргызов бурутами. То есть, для соседей енисейские и тяньшанские киргизы были разными народами.

       В 745 году в Центральной Азии возник Уйгурский каганат. Хотя кыргызы в 758 году потерпели поражение и покорились уйгурам, согласившись платить им дань, всё же не утратили свою самостоятельность. И они использовали её в борьбе за полную независимость. В начале IX века кыргызский правитель объявил себя каганом. В ответ каган уйгуров Бао-и (808 – 821 гг.) начал войну с кыргызами. Двадцатилетняя борьба в 840 году закончилась поражением уйгуров и разрушением их столицы. Этим было положено начало господствующему положению енисейских кыргызов в Центральной Азии. Государство Кыргызов в период своего могущества занимало на севере Алтай, верховья Енисея и Прибайкалье, на юге – серные районы Восточного Туркестана, с востока на запад простиралось от реки Керулен в Восточной Монголии до Иртыша. В. В. Бартольд даже ввёл термин «великодержавие кыргызов». Обратите внимание: территория Киргизии в государство Кыргызов не входила.

         Преследуя уйгуров, кыргызы захватили часть Джунгарии и в 843 году заняли Восточный Туркестан. Часть енисейских кыргызов переселилась в Восточный Туркестан. Но основная масса енисейских кыргызов до XVIII века оставалась в Минусинской долине, поскольку, занимаясь земледелием, они неохотно покидали свои земли. К тому же во всех разбираемых версиях не забывайте, что кыргызы были, во-первых, малочисленным и, во-вторых, правящим родом: им не было особой нужды куда-то уходить. Пребывание кыргызов в Восточном Туркестане было кратковременным. К началу X века, неудовлетворённые засушливым климатом для земледелия и с утратой «великодержавия кыргызов», енисейские кыргызы вернулись в Минусинскую долину.

         В связи с занятием енисейскими кыргызами северной части Восточного Туркестана выдвигается версия №2. Во время «великодержавия кыргызов», заняв Восточный Туркестан, часть енисейских кыргызов переселилась на Тянь-Шань. Перечисляя территории, занятые кыргызами в период наибольшего распространения их государства, историки называют Прибайкалье, Монголию, Алтай, Джунгарию, Восточный Туркестан. Но нигде не упоминается Тянь-Шань. Если и предположить переселение, то очень незначительного количества. Проследите процесс переселения: из малочисленного племени кыргызов на Енисее часть переселилась в Восточный Туркестан, а из них часть переселилась на Тянь-Шань. Если и признать эту версию, то опять будет слишком тонкая связующая ниточка. 

        Поэтому, енисейские кыргызы, если и могли участвовать в образовании тянь-шаньских кыргызов, то в очень незначительной мере и никак не составляли этнического ядра при образовании нации совремённых киргизов. А. Н. Бернштам, после критики его смелой версии о прямой связи тянь-шаньских киргизов с гяньгунями и их переселении на Тянь-Шань в 40 году до н. э., чтобы смягчить свою позицию, в статье «К вопросу о происхождении киргизского народа» уже писал: «Древние киргизы Енисея – это ещё не тянь-шаньские киргизы». М. Б. Джамгерчинов также пришёл к выводу, что «сибирские кыргызы не были этническим компонентом киргизской народности».

       Енисейские кыргызы, в большей степени, были оседлыми земледельцами, осваивая для земледелия даже малоудобные земли. Занимались и скотоводством, но всё же основу их хозяйства составляло земледелие. Оседлость кыргызов в VI – VIII веках подтверждается не только сообщением китайской летописи, что они «живут в избах, покрытых древесною корою», занимаются хлебопашеством и ремеслом, но и археологическими находками. Средневековые археологические памятники в долине Енисея говорят о существовании высокой культуры не просто плужного, но и орошаемого земледелия. В Туве и Хакасии кыргызы прорыли древние оросительные каналы (местные жители остатки этих оросительных каналов называют «хыргыс аррылары»), проложили тележные тракты, следы которых называют «хыргыс чолы». В долине Абакана часто находят каменные жернова, которые также называют киргизскими.

       Именно земледелие и склонность к оседлым поселениям привели к созданию Кыргызского государства. А тянь-шаньские кыргызы кочевники. Чтобы при переселении с Енисея на Тянь-Шань одномоментно расстаться с оседлостью и земледелием и принять кочевой образ жизни – сомнительно. Я не знаю примеров в истории обратного движения – перехода народа, обществ от земледельческого к кочевому способу ведения хозяйства. Если перешли постепенно, то почему на Тянь-Шане не осталось следов их первоначальной земледельческой деятельности – оросительные каналы, тележные дороги, жернова, какие находят на Енисее. Проводя исследования в Киргизии с 1864 по 1867 годы, Н. А. Северцов пришёл к выводу, что земледелие в Северной Киргизии возникло в «результате китайских (в конце XVIII в.) и кокандских (в начале XIX в.) завоеваний». Т. е. земледелие у киргизов появилось, когда киргизская нация уже сформировалась, а не привнесено енисейскими кыргызами.

     То, что тянь-шаньские киргизы не связаны в своём происхождении с енисейскими кыргызами, отчётливо видно при сравнении их физического типа. По сведениям всех известных авторов, енисейские кыргызы, как потомки угроязычных динлинов, были голубоглазыми и рыжеволосыми европеоидами. Китайская летопись IX века «История династии Тан», описывая внешность енисейских кыргызов, сообщает, что «они рослые, с рыжими волосами, румяным лицом и голубыми глазами; чёрные волосы считаются нехорошим признаком». Похожие черты наружности енисейских кыргызов – «красные волосы (наверное, рыжие – Б. М.) и белая кожа» – не соответствующие совремённым кыргызам, приводятся и в сочинении персидского автора XI века Гардизи.

         Другой персидский автор VIII века Ибн Мукаффа, отмечая у енисейских кыргызов наличие динлинской белокурости и светлых глаз, даже считал их родственниками славян. По этим описаниям что-то не похожи тянь-шаньские кыргызы на своих енисейских предков. Хотя у точно установленных потомков енисейских кыргызов – киргизов в Манчжурии – эти черты встречаются (о них я расскажу далее). В перечне археологических находок, обнаруженных на территории Кыргызстана и сходных с енисейскими, указываются стрелы и наконечники к ним, кресала, пряжки, стремена, детали поясных наборов, подвески и др. То есть предметы, принадлежащие мужчинам. Женских украшений, бытовых предметов археологи не находят. Судя по этим находкам, енисейские кыргызы если и были на Тянь-Шане, то только отдельными воинскими отрядами, что не означает переселение.

        Государство Кыргызов просуществовало недолго. В начале X в. на северо-востоке Китая образовалось государство монголоязычных племён киданей, известное в истории под названием империя Ляо (916 – 1125 гг.). Кидани, расширяя границы своего государства, в 924 году вторглись в Центральную Азию. Вторжение киданей в центральноазиатские степи привело к кардинальным этническим изменениям в Центральной Азии. Оно вынудило многие тюркоязычные объединения уйти на запад, а на освободившиеся земли переселились монголоязычные племена из бассейна Амура и Маньчжурии.

       Версия №3. Под натиском киданей часть енисейских кыргызов уходит на Тянь-Шань. Во-первых, по поводу версий о переселении киргизов на Тянь-Шань в X веке и ранее В. В. Бартольд писал: «Если бы киргизы жили в Семиречье уже в эпоху Караханидов, то они, несомненно, приняли бы ислам в X или XI веках. Межу тем они ещё в XVI веке считались язычниками». Напомню читателям, что государство Караханидов (840 – 1040 гг.) – средневековое государство в Центральной Азии, в которое входила и территория совремённого Киргизстана. Во время правления Мусы Байташ Бугра-хана (после принятия ислама принял имя Арслан-хан) (955 – 970 гг.) население государства было обращено в ислам. Нежелающим принять ислам Арслан-хан придумал оригинальную казнь – гвоздями прибивали чалму к голове.

      Во-вторых, здесь уже искажение исторических фактов. Переселение народов, вызванное нашествием киданей, не коснулось енисейских кыргызов, потому что, во-первых: к 20-ым годам X века кыргызы уже ушли из центральных районов Азии. Источники сообщают, что император киданей Абаоцзи в 924 году «на западе захватил древние земли туцзею» (тюрков – Б. М.) и «вступил в землю уйгуров». Кыргызы не упоминаются. Во-вторых, территория кыргызов была расположена севернее путей переселения народов. Двигаться по монгольской степи гораздо удобнее, чем по сибирским тайге.

     То, что нашествие киданей не коснулось кыргызов, свидетельствует установление мирных отношений между ними. По данным хроники Ляо-ши (907 – 1125 гг.) кыргызы с киданями сразу установили мирные отношения. Некоторые из кыргызов ездили в государство Ляо, даже для того, чтобы получить образование. Так, в одном источнике под 931 годом сообщается, что «западная граница (государства киданей) руководила приходом стремившихся к просвещению людей государства хягасы». (Опять хагасы, а не кыргызы! – Б. М.). В хронике династии Ляо, правившей в 907 – 1125 годах, сообщается, что в 948 году киданьский вельможа Бьен-ду был отправлен послом в государство хагасов. В 952 и 977 хагасы присылали к Ляо посольства с подарками для установления торговых отношений. Так что кыргызам не было причин бежать от киданей на Тянь-Шань.

         Настойчивый читатель нетерпеливо спросит: «Так что, никто не переселялся?» Переселялись, но только не именно енисейские кыргызы, а подвластные племена из государства Кыргызов. Из-за главенствующей роли рода кыргыз в государстве на Енисее, население которого составляли различные родоплеменные группы, тюрки и уйгуры все эти племена также ошибочно называли кыргызами, а за тюрками другие соседние народы и многие авторы прошлого называли кыргызами всё население этого государства. Сходное положение наблюдалось и на территории Киргизии во время существования государства Моголистан. При упоминаниях о населении государства Моголистан термин «могол» обозначал не только переселившихся и тюркоизированных монголов, но и различные кочевые племена и народности, проживавших в государстве Моголистан, независимо от их языка и религии.

         Южной Сибири вассальные, зависимые кочевые племена, плативших дань кыргызам, называли кыштымами, от слова «киш» – соболь. Дань платили, в основном, пушниной. Но они ни по языку, ни по культуре к кыргызам не относились. В анонимном сочинении «Худуд ал-Алам» говорится, что имеется «род кыргызов по имени «кесим», который устанавливает свои войлочные юрты по склонам гор. Они являются племенем, отличающимся от кыргызов, их язык ближе всего к карлукскому, а одежда подобна одежде кимаков». Даже уйдя из своего бывшего государства, изменив место обитания и этнический состав, их по-прежнему называли по имени прежнего племени гегемона - кыргызы. Такой пример не единичен. Так, татары Поволжья никак не связаны с монгольским племенем татар.

       Пользуясь сменой властей и стремясь покончить с зависимостью от кыргызов, некоторые кыштымы в нестабильные времена, при очередном нашествии инородцев уходили в другие края, в поисках лучших пастбищ и «хороших» правителей. Вот и при нашествии киданей часть кочевых племён государства Кыргызов (не именно кыргызы) ушли на запад в Или-Иртышское междуречье. В Прииртышье кыштымы были ассимилированы восточными кыпчаками (кимаками), принявшими этноним «кыргызы», которые впоследствии переселились на Тянь-Шань. (С. Г. Кляшторный, А. М. Мокеев, В. П. Мокрынин, К. И. Петров).

       Другая группа кыштымов ушла на Тянь-Шань, где смешалась с местными племенами и привнесла сюда название «кыргызы», как выходцы из государства Кыргызов. По этой же причине у башкир, тувинцев, бурятов и даже якутов имеются группы киргис (хиргис), потому что выходцы из государства Кыргызов в разные времена, по разным причинам переселялись, кроме Тянь-Шаня, на Урал, в Западную Сибирь, на Алтай и в Забайкалье.

     Историк В. А. Ромодин пишет: «Вопрос о времени распространения этнонима «киргиз» («кыргыз») на Тянь-Шане остаётся неясным и дискуссионным. Этот термин, ныне имеющий определённое этническое значение, как название и самоназвание киргизского народа, в прошлом мог иногда применяться в ином значении, с политической окраской в тех случаях, когда говорили о подданных киргизских ханов, или некиргизских племенах, подчинявшихся киргизам или входивших в состав объединения племён, возглавлявшимися киргизами».

       В связи с территорией совремённой Киргизии термин кыргызы (хырхызы) впервые встречается у арабского географа X века Ибн Хордадбега в его сочинении «Книга путей и государств» и в рукописи неизвестного автора «Худуд ал-Алем» («Границы мира» 980 г.). Но затем в источниках кыргызы не упоминаются. Нет даже упоминания о кыргызах в описаниях походов Тимура и Улугбека в конце XIV и начале XV веков, хотя они неоднократно совершали походы по Кыргызстану. И только с XV века о кыргызах появляются сообщения, связанные с событиями на Тянь-Шане, но не говорящие о том, как, когда и откуда они пришли.

       В 1125 году подвластные киданям чжурчжени, проживавшие в Маньчжурии, восстали. Под натиском чжурчженей часть киданей, кара-кидани или кара-китаи, откочевала на Тарбагатай. Версия №4: вместе с кара-китаями ушли и енисейские кыргызы. Не могли кыргызы переселиться под напором чжурчженей и в XII веке, когда в 1125 году кара-китаи во главе с гурханом Елюй Даши двинулись с реки Орхон сначала на северо-запад. Они «подошли к границе кыргыз и нападали на племена в тех пределах. То племя оказывало им противодействие. Оттуда они (кара-китаи) тоже двинулись, пока не достигли Имиля». (Река Эмель в КНР и Казахстане, впадает в озеро Алаколь – Б. М.).

      Окончание во 2-ой части.  

   

Категория: Мои статьи | Добавил: Борис (08.01.2018)
Просмотров: 371 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0