Главная » Статьи » Мои очерки

БЕЛОВОДСКОЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ.

Начало очерка в 1-ой главе "Древность края и окрестностей села Беловодского".       

В годы Гражданской войны партийные и советские органы главное внимание уделяли борьбе с врагом. Но это не означало, что в это время отсутствовали революционные преобразования. 4-го января 1919 года под руководством Иваницына состоялась конференция большевиков Беловодского участка. [(27), стр. 89]. Конференция рассмотрела вопрос ликвидации последствий Беловодского восстания и приняла решение об оказании материальной помощи семьям погибших в боях с мятежниками. Семиреченский облисполком выделил один миллион рублей для оказания помощи пострадавшим во время мятежа.
       Исполком Пишпекского Совдепа рассмотрел этот вопрос и постановил: семьям погибших и участвовавших в подавлении мятежа выдать пособие в размере двух пудов пшеницы и 10 фунтов риса на едока, а также оказать денежную помощь семьям: погибших по 2 тысячи рублей, раненых – 1,5 тысячи и пострадавших – 1 тысячу рублей. [(45), стр. 38]. На конференции также было принято решение о создании участкового комитета бедноты. Благодаря союзу с рабочим классом трудящееся крестьянство получило полную политическую свободу, избавилось от гнёта помещиков и капиталистов. Но в деревне ещё оставались неэкспроприированные кулаки, которые продолжали эксплуатировать бедноту.
       Перед партией стала непосредственная задача высвобождения беднейших и средних крестьян из-под влияния кулака, объединения всех пролетарских и полупролетарских слоёв сельского населения для борьбы против эксплуататоров. Но эту задачу сразу не смогли выполнить крестьянские Советы, поскольку в первое время они были засорены кулацкими элементами. Необходимо было создать органы помимо сельских Советов, способных объединить сельский пролетариат и бедноту. Такими органами классового господства, органами пролетарской диктатуры в деревне стали комитеты бедноты, созданные декретом ВЦИК от 11 июня 1918 года «Об организации деревенской бедноты».
       Если в центральных районах страны комитеты бедноты стали создаваться сразу после издания декрета и во второй половине 1918 года уже играли огромную роль в политической и административно-хозяйственной жизни деревни, то в Киргизии они создаются только в конце 1918 – начале 1919 годов. 4-го января 1919 года организовался Беловодский волостной комитет бедноты, охвативший селения Беловодское, Сосновское, Петропавловское, Полтавское, Предтеченское, Сретенское, Садовое, Новотроицкое и Белогорское, а также Сокулукскую и Тлеубердинскую волости. [(66), стр. 117].
       6-го февраля 1919 года на Беловодском районном съезде Советов был избран Беловодский районный комитет бедноты, в состав которого вошли представители бедняков русских и киргизских волостей. Председателем комбеда был избран Трофим Левченко, членами – Алексей Бугаев, Момбай Султанкулов, Архип Булавин, Рыспек Токтосунов, Александр Степаненко, Эсеналы Аккозин. [(45), стр. 75]. Комбеды защищали тружеников села и аила от засилья кулаков и баев; изымали у них излишки земель, инвентаря, скота, фуража и передавали их бедноте; рассматривали споры о пахотных землях, пастбищах и покосах; участвовали в снабжении бедноты и голодающего населения продовольствием и промышленными товарами; вели учёт рабочего и гужевого скота; следили за выполнением гужевой повинности и хлебных поставок, за засевом и уборкой полей.
       Так, Беловодский комбед весной 1919 года распределил конфискованный у кулаков хлеб по сёлам: Сретенскому отпустили 14 пудов пшеницы и 6 пудов ячменя; Предтеченскому – 140 пудов пшеницы и 50 пудов ячменя; коммуне №2 – 20 пудов пшеницы; Джамансартовской волости – 100 пудов пшеницы, 10 пудов проса и 10 пудов ячменя; Мамохоновской волости – 100 пудов пшеницы, 10 пудов проса и 10 пудов ячменя. [(66), стр. 84]. Но для решения продовольственного кризиса этого было недостаточно. Поэтому 8-го апреля Беловодский районный комбед на своём заседании постановил конфисковать у кулаков 1 тысячу пудов хлеба для передачи голодающим селений Николаевское – 150, Петропавловское – 300, Петровское – 200, Беловодское – 150, Сретенское – 50 пудов. [(45), стр. 75].
       19 сентября 1918 года в письме к членам партии ЦК РКП(б) поставил задачу создать сеть сельских партийных организаций во всех уголках нашей страны и через них укрепить большевистское влияние среди трудящегося крестьянства. Центр тяжести партийной работы переносился в волости сёла. Руководствуясь этим указанием, большевики Киргизии сосредоточили своё внимание на постановке партийной работы в сёлах и кыштаках. При уездно-городских комитетах создаётся штат инструкторов-агитаторов, которые создавали и инструктировали сельские ячейки, разъясняли крестьянам политику партии и правительства, читали лекции и доклады, проводили беседы, распространяли книги, газеты и листовки.
       Благодаря этому в сёлах значительно увеличилась численность коммунистов. Например, в селе Садовом их численность увеличилась с 9 (до Беловодского восстания) до 230; в селе Петровском – с 93 до 165. [(110), стр. 13]. Большое значение для роста большевистских организаций и укрепления их связей с массами трудящихся имело создание групп сочувствующих при коммунистических ячейках. Согласно разработанному положению, сочувствующие имели право решающего голоса наравне с членами партии при решении местных вопросов и совещательного – при решении общеполитических проблем.
       Вместе с тем, в работе по созданию ячеек были и недостатки. Увлекались количественным ростом ячеек, недостаточно уделяли внимания их качественному составу. Не всегда соблюдались уставные требования, не везде проводился тщательный отбор, а в некоторых случаях в партию принимали всех взрослых граждан, поддерживающих Советскую власть, Поэтому, наряду с достойными людьми в партию попадали неустойчивые, а иногда и чуждые элементы, которые потом механически выбывали или исключались во время проверок и чисток. Учитывая сильное засорение партийных рядов, Пишпекский уездно-городской комитет в январе 1919 года проводит чистку своей организации. Главным критерием для оставления в рядах партии являлось участие в подавлении Беловодского восстания.
       В уклад крестьянской жизни в начале 1919 года стали внедряться социалистические формы ведения хозяйства. Советское государство проявляло большую заботу о создании коллективных хозяйств в деревне, ведущих к изживанию эксплуатации человека человеком, установлению социалистических производственных отношений и повышению производительности труда. В феврале 1919 года ВЦИК «Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому землепользованию», разработанное при непосредственном участии В. И. Ленина.
       Процесс утверждения новых социалистических форм хозяйствования в земледелии являлся процессом сложным и длительным. Поэтому Коммунистическая партия, разрабатывая план социалистического преобразования мелких крестьянских хозяйств, подходила к этому вопросу со всей осмотрительностью, учитывая при этом состояние экономики, степень подготовленности отдельных районов страны к проведению коллективизации. Одной из форм коллективного ведения крестьянского хозяйства Ленин считал сельскохозяйственные коммуны. Они создавались различными путями: добровольным обобществлением земли и инвентаря непосредственных производителей, революционным отчуждением земли и имущества у кулаков и баев, получением земли и инвентаря у государства и другие. Инициаторами и организаторами первых коммун в Киргизии были коммунисты, участники борьбы за установление Советской власти, бывшие фронтовики.
       Первая сельскохозяйственная коммуна в Северной Киргизии под названием «Заря» была организована в Чуйской долине в посёлке Ставропольском (возле села Степное) 26 октября 1918 года. [(45), стр. 124]. В марте 1919 года в урочище Теменсу Джамансартовской волости, в 18-и километрах к югу от села Беловодского на землях, ранее принадлежавших кулакам, организовалась коммуна имени Карла Маркса, в народе Карловка. В августе 1919 года возникла коммуна «Заря» в селе Садовом. В начале 1920 года, в связи с уходом в Красную Армию почти половины коммунаров, ставропольская коммуна «Заря» объединилась с коммуной им. Карла Маркса. [(45), стр. 125]. Первыми организаторами коммуны им. Карла Маркса были бедняки из села Полтавки – Ф. И. Катко, Тихон Горднянский, Влас Ганзий; из села Беловодского – Михаил Махоткин, Александр Семененко, Андриан Куцев. Вслед за ними в коммуну вступили Д. Дудко, Андрей Бортников, Трофим Правдин, Сапельченко, Гигин и другие. [(49), стр. 135].

 

В. И. Ленин неоднократно подчёркивал, что успех социалистического строительства в деревне зависит от разумного, умелого подхода к крестьянству, от умения подвести самих крестьян к выводу о необходимости перехода к коллективным формам ведения хозяйства; что пути перехода должны быть простыми, доступными и понятными для крестьянина. Поэтому в первые годы развития кооперативного движения в Киргизии широкое распространение получили такие простейшие типы сельхозкооперации, как животноводческие товарищества и товарищества по общественной или совместной обработке земли (ТОЗ).
 

Согласно уставу, в ТОЗах обобществлялись лишь землепользование и труд по обработке земли. Всё остальное: рабочий скот, сельхозмашины, инвентарь, транспортные средства, хозяйственные постройки и скот, в отличие от сельхозартелей, не обобщались, а оставались в индивидуальной собственности членов ТОЗа. ТОЗы часто создавались для использования пустующих земель, а также земель, конфискованных у баев, манапов и кулаков в результате земельно-водной реформы. Обрабатывая коллективно эти участки, члены ТОЗа в этом случае, уже не обобществляли свои земельные участки, а оставляли их в единоличном пользовании.
 

За счёт своих накоплений, а также на отпускаемые государством в кредит средства ТОЗ приобретал средства производства (рабочий скот, сельхозмашины, инвентарь) для общего пользования. Таким образом, ТОЗы представляли собой форму коллективного земледелия, которая давала крестьянству определённые экономические выгоды, не затрагивая, в то же время, основ индивидуального хозяйства, что имело определённое значение, так как не принуждало крестьян сразу отказаться от вековых традиций единоличного хозяйства. В Беловодском существовало несколько ТОЗов, объединявших по 10 – 12 дворов.
 

Причиной широкого распространения ТОЗов в Киргизии явилось низкое состояние экономики по сравнению с центральными областями страны, в силу чего простая форма кооперирования, ТОЗы, более соответствовала интересам крестьянских и дехканских масс, ещё недостаточно подготовленных к восприятию таких более сложных форм коллективного хозяйства, как сельхозартель и коммуна. Для упрочения социалистических отношений в деревне Коммунистическая партия и Советское государство экономически поддерживали возникавшие сельскохозяйственные коммуны и артели, оказывая им материальную финансовую помощь, предоставляя различные льготы.
 

Так, областная партийная 6-го февраля 1919 года постановила: «конфискованные во время Беловодского восстания сельскохозяйственные орудия частным хозяевам не раздавать, а передать партии для распределения при работах общественной запашки. Реквизированный рабочий скот и инвентарь, находящийся у богачей, употребить при работе общественных запашек для беднейшей части населения и стоящих на общественной службе». [(38), стр. 116]. Первые коллективные хозяйства были экономически слабыми, ибо состояли, в основном, из бедноты, не имевшей почти никакой собственности.
Успешному развитию и укреплению коллективных хозяйств мешала их земельная неустроенность. Сельхозартели создавались иногда при незнании методов организации коллективного труда и форм его оплаты. Лишаясь наёмных работников, враги колхозного строительства стремились воспользоваться этими организационными ошибками в целях агитации против колхозов. Используя отсталость и темноту крестьянских и дехканских масс, кулаки, баи и манапы старались всячески дискредитировать, извратить идею колхозного строительства в глазах крестьянства. Они запугивали и преследовали членов коллективных хозяйств, распространяли клеветнические слухи о том, что в «коммунах общие жёны, всё расхищается, не ведётся никакой отчётности, пищу принимают из общего котла, дети запираются в отдельные комнаты и не допускаются к матерям».

 

Несмотря на то, что первые коммуны и артели были малочисленными, экономически маломощными и технически слабыми, они сыграли важную роль в пропаганде среди широких масс крестьянства преимущества коллективных форм ведения хозяйства. Это были зачатки нового, социалистического способа производства в сельском хозяйстве, зачатки той системы социально-экономических отношений, которые в конечном итоге восторжествовали на селе. К концу 1919 года была национализирована торговля. [(66), стр. 86]. Совдепы стали организовывать комиссариаты торговли, которые сосредоточили всю торговлю в свих руках. Было начато кооперирование торговли, что подорвало спекуляцию.
 

Огромную роль в упрочении Советской власти сыграло создание и деятельность таких чрезвычайных органов диктатуры пролетариата, как ревкомы (революционные комитеты). Первые ревкомы появились ещё в предоктябрьский период. Созданные революционным творчеством масс, они под руководством большевиков были боевыми штабами подготовки и проведения вооружённого восстания против Временного правительства. Успешно выполнив эту задачу, ревкомы после победы социалистической революции передали власть представительным органам диктатуры пролетариата – Советам.
 

Но в тяжёлые годы гражданской войны и иностранной интервенции во многих районах страны ревкомы были воссозданы, теперь уже как органы защиты завоеваний Октября, подавления контрреволюции, восстановления и упрочения Советской власти на территории, освобождённой от белогвардейцев. Ревкомы создавались там, где имелось засилье контрреволюционных элементов, и работа выборных органов Советской власти не давала желаемых результатов. Ревкомы должны были проводить в жизнь все постановления высших органов Советской власти, содействовать военным органам в проведении мобилизаций, в организации обороны и расквартирования воинских частей, в поставке продовольствия в Красную Армию и города, принимать меры по поддержанию революционного порядка, содействовать хозяйственной деятельности, проводить политико-агитационную работу.
 

14 января 1920 года был создан временный Беловодский районный революционный комитет. [(65), стр. 261]. Ревкомы испытывали острую нехватку кадров для образования Советского чрезвычайного аппарата. Беспрерывные мобилизации коммунистов на фронт также отвлекала кадры из государственного аппарата и ослабляла его. Неслучайно, 4-го августа 1919 года исполком Беловодского районного Совета ходатайствовал перед Пишпекским уездно-городским исполкомом об освобождении от мобилизации в Красную Армию части работников советского аппарата. [(102), стр. 29].
 

В срочном порядке ревкомы направляли передовых представителей из рабочих и крестьян для подготовки к работе в советском и партийном аппарате на местах. В январе 1921 года в Пишпекском уезде были организованы курсы для слушателей из партийных ячеек уезда. Чрезвычайные органы власти, несмотря на временный характер существования, были по своему составу глубоко интернациональными, защищали интересы всех национальностей. Ценились работники, знающие киргизский и русский языки. В конце декабря 1920 года Пишпекский уездно-городской ревком, заслушав доклад заведующего отделом управления Шадилова, отметил слабую работу ревкомов, в составе которых не было представителей местного населения. Председателем Беловодского районного ревкома был назначен А. Рахимджанов. [(102), стр.33].
 

Несмотря на то, что ревкомы являлись чрезвычайными органами Советской власти, демократия не ущемлялась. Стремясь к ещё большему сплочению трудовых масс, Коммунистическая партия и Советские органы продолжали вести большую работу по вовлечению бедноты в советское и хозяйственное строительство. Большое значение имело проведение съездов трудящихся. В июне 1920 года проходил съезд трудящихся Беловодской волости. [(45), стр. 73]. В течение 1920 и весны 1921 годов проходили массовые собрания трудящихся.
 

В Беловодской волости было проведено 10 таких собраний дехкан и батраков. [(45), стр. 73]. На них обсуждались жизненно важные для трудового народа хозяйственно-политические вопросы: о текущем моменте, земельной и национальной политике партии и Советской власти, состоянии сельского хозяйства и мерах его подъёма, весенне-полевых и уборочных работах, состоянии сельхозинвентаря, помощи фронту, ремонте мостов и дорог, выполнении продразвёрстки, устройстве беженцев-киргизов и другие вопросы. Существовали ревкомы до 1923 года. В начале 1920 года в Беловодском создаётся комсомольская ячейка. [(85), стр.]. К сожалению, автору не известны имена первых комсомольцев. Товарищи, отзовитесь!
 

Весной 1920 года в Беловодском, проездом из Ташкента в Верный, побывал начальник политуправления Туркестанского фронта Фурманов Дмитрий Андреевич, автор книг «Чапаев» и «Мятеж». Был собран митинг жителей села, на котором Фурмановым была дана общеполитическая информация, оценка общего положения в Туркестане и Семиречье. Затем обсудили насущные вопросы беловодчан: о крестьянстве, о взаимоотношениях с коренным населением, о помощи киргизам-беженцам, о земле, о весенних работах. По предложению беловодчан, в связи с тем, что с переделом земли затянули, приостановить его, чтобы не оставить землю незасеянной.
 

Это предложение обсудили в Пишпеке и Верном и попросили ТуркЦК приостановить в интересах общего дела передел земли до осени. ТуркЦК поддержал это предложение и дал указание передел земли временно приостановить. Этой мерой область была спасена от большого недосева, грозившего ей в связи с несвоевременной кампанией передела. [(107), стр.40 -43]. Продолжалось наступление на кулака. Газета «Правда» (г. Верный) 30 ноября 1920 года писала о Пишпекском уезде: «По уезду посланы чрезвычайные уполномоченные по развёрстке хлеба. Открыты ссыпные пункты в сёлах Беловодском, Токмаке, Пригородном. Развёрстка кулачеству не нравится, подаются заявления о неправильности поведения, что ясно показывает, что мы ударили по карману кулака». [(97), стр. 245].
 

При подавлении Беловодского восстания контрреволюция получила чувствительный удар, но окончательно не была разгромлена. Причиной этому послужило следующее. 27 января 1919 года в Ташкенте состоялось объединённое заседание «обеих правящих партий» (большевиков и эсеров), которое обсудило вопрос о взаимоотношениях между собой. После обсуждения была принята следующая резолюция: «1. Обоюдное доверие партий коммунистов и левых эсеров друг другу. 2. Совместная работа на пропорциональных началах. 3. Прекращение партийной розни, не вытекающей из теоретических разногласий». Это соглашение явилось признанием дальнейшего сотрудничества с левыми эсерами, несмотря на Беловодский и Ташкентский мятежи.
 

На местах эта уступка ухудшила политическое положение тех большевистских организаций, которые до этого изгнали эсеров из Советов. Фракция левых эсеров Семиреченского облисполкома организовала травлю пишпекских коммунистов за реквизицию имущества кулаков – участников Беловодского восстания, обвиняя не мятежников, а Пишпекский уездный комитет и большевистский уездный исполком в том, что они, якобы, игнорируют декрет ВЦИК о запрещении проводить реквизиции у крестьян. Ставший фактически председателем краевой правительственной комиссии по разбору причин Беловодского мятежа эсер М. Сафонов всё дело расследования свёл к отдаче оставшихся мятежников на поруки.
 

Воспользовавшись этим, кулаки затаились, но не оставляли мысли свергнуть Советскую власть. Затаив злобу, они изменили тактику борьбы, стали действовать скрытно, через своих ставленников. Сразу после подавления мятежа, в январе 1919 года, взамен утративших доверие эсеров была попытка создать в Беловодском анархистскую организацию. [(65), стр. 170]. Весной 1920 года стали поступать тревожные вести о том, что кулаки снова начинают готовить антисоветский мятеж и держат тесную связь с верненскими и пржевальскими кулаками. После перехвата шифровки и захвата группы, прибывшей из Верного, были ликвидированы группы кулаков-заговорщиков и изъято много оружия в Токмаке, Беловодском, Карабалтах, Георгиевке и ряде других крупных сёлах уезда. [(49), стр. 125].
 

Причём в этом оказали большую помощь и приняли активное участие комсомольцы. В Беловодском комсомольцы-батраки выследили и разоблачили контрреволюционную деятельность Кулака Приходько. При аресте у него было найдено 8 винтовок, 3 обреза, 2 нагана и 175 патронов. Пойманный с поличным Приходько сознался в предъявленном ему обвинении и выдал своих соучастников. [(50), стр. 135]. Комсомольцы села Садового задержали скрывавшегося от ответственности за контрреволюционную деятельность одного из беловодских кулаков, обыскали его и, обнаружив оружие, доставили в Пишпек. [(50), стр. 136].
 

После подавления восстания 1916 года много повстанцев, спасаясь от расправы, бежали в Китай, где жили в исключительно тяжёлых условиях, подвергаясь жестокой эксплуатации китайских властей, умирая от голода и болезней. Только при Советской власти беженцы окончательно получили возможность вернуться на родину, где им была оказана помощь. Это спасло киргизский народ от гибели. С лета 1918 года, несмотря на трудные условия Гражданской войны, в уездах Северной Киргизии органы Советской власти начали осуществлять мероприятия по возвращению и устройству тысяч беженцев.
 

В Синьцзян направлялись специальные делегации для выявления количества находящихся там беженцев, возможности и условий для их возвращения. На пути следования возвращающихся беженцев были открыты бесплатные питательные и медицинские пункты. Проводился сбор хлеба и денег среди трудящегося населения для помощи беженцам. Буржуазия, кулаки и манапы облагались налогом в пользу киргизов-беженцев. Вернувшимся беженцам оказывалась всевозможная помощь. Каждая волость обязывалась устроить питательные пункты, расселить вернувшихся беженцев, оказать им помощь продовольствием, деньгами, инвентарём.
 

Так, на съезде представителей волостных и сельских ревкомов Пишпекского уезда 1-го ноября 1920 года рассматривался вопрос о положении беженцев-киргизов. Было решено «собрать с богатых элементов киргизского населения юрты для возвращающихся беженцев, в том числе в Беловодской волости – 45 юрт». [(83), стр. 77]. В 1922 году в Беловодской волости были выселены из самовольно захваченных участков 123 хозяйства, на которые вселили 117 семей киргизской бедноты в количестве 369 человек. [(97), стр. 443]. Сложившаяся в годы Гражданской войны тяжёлая обстановка потребовала мобилизации всех ресурсов страны для борьбы с разрухой и голодом, для победы над контрреволюцией.
 

В Первой мировой и Гражданской войнах страна потеряла 8 миллионов убитых, умерших от голода и эпидемий. Чтобы бесперебойно снабжать фронт и тыл всем необходимым, Советское правительство вводит трудовую повинность для всего трудоспособного населения. Первоначально, руководствуясь принципом «кто не работает, тот не ест», принудительно привлекались к общественно-полезному труду эксплуататорские классы. В Киргизии трудовая повинность для них начала вводиться со второй половины 1918 года. Но к концу Гражданской войны численность рабочих сократилась вдвое по сравнению с довоенным временем.
 

В это критическое время были приняты меры по милитаризации труда. Трудовая повинность была распространена на всё мужское население. Все считались мобилизованными по месту своей работы. Без разрешения нельзя было менять место работы. Самовольное оставление предприятия каралось как дезертирство по законам военного времени. Применялось принудительное направление рабочей силы. Так, в конце 1920 года Пишпекский уездный ревком утвердил план мобилизации 400 рабочих на строительство ГЭС и оросительных систем, в том числе из Беловодской волости – 80 человек. [(86), стр. 81].
 

В аилах и русских сёлах Киргизии беднота из-за сильного экономического и бытового влияния баев, манапов и кулаков не обособилась от них настолько, чтобы оформиться в жизнеспособные бедняцкие организации. Правда, были организованы комбеды, и они проводили известную работу, но в целом их деятельность была слабой. Классовую чистоту комбедов соблюсти было чрезвычайно трудно. Очень часто они попадали под влияние манапов и кулаков и сильно уклонялись от своих целей. В этих условиях возникла идея организации бедняцкого союза, который ставил бы своей задачей высвобождение бедноты из-под зависимости манапов и кулаков путём классового просвещения, экономической и другой помощи.
 

Состоявшийся в сентябре 1920 года 5-ый съезд Компартии Туркестана принял решение об организации в деревне союза трудящихся, который должен был углубить классовое самосознание трудящихся, вовлечь действительно широкие массы трудящихся в советское строительство, стать опорой Советской власти в деревне. Этот союз, названный позже, на ноябрьском (1920 г.) пленуме ЦК КПТ, союзом «Кошчи» («Пахарь»), в отличие от комбедов имел более широкую основу. Он объединял не только батраков и бедняков, но и вовлекал в свои ряды середняков и все прослойки деревни, не эксплуатировавших чужой труд, живших на свои трудовые доходы. «Кошчи», – говорилось в его уставе, – есть профссионально-политическое объединение и организация (переходного типа) пролетарских и полупролетарских масс аила, кишлака и деревни Туркестанской АССР».
 

Союз проводил культурно-просветительную работу, содействовал очищению органов власти от пробравшихся туда вредительских элементов, защищал интересы беднейшего сельского населения. Так, организация союза «Кошчи» Беловодской волости 6-го июня 1923 года от имени своих 750 членов обратилась в СНК СССР и ЦИК ТАССР с просьбой о выселении кулаков, баев и манапов, терроризировавших местных коммунистов и притеснявших бедноту в землепользовании. [(98), стр. 176]. Союз «Кошчи» представлял смертельную угрозу влиянию баев, манапов и кулаков в аиле и деревне. Поэтому они шли на провокации, стремились поссорить бедноту с середняками, проталкивали с союз своих ставленников, преследовали коммунистов. В июне 1925 года кулаки убили секретаря секции батраков Беловодской ячейки союза «Кошчи» Фёдора Головченко за его активную борьбу с кулачеством. [(106), стр. 238]. Функционировал союз «Кошчи» до 1929 года.
 

В первые годы Советской власти аграрный вопрос не получил своего разрешения, а земельно-водная реформа, начатая в 1918 году, не была закончена ввиду начавшейся Гражданской войны. Только небольшая часть крупных землевладельцев из числа царских чиновников и отдельных кулацких хозяйств помещичьего типа была экспроприирована. Огромную роль в решении аграрного вопроса имели постановления 9-го съезда Советов Туркестанской АССР, состоявшегося в сентябре 1920 года, о проведении земельно-водной реформы.
 

Земельно-водная реформа 1921 – 22 годов была направлена на решение выдвинутых партией задач. Она позволила покончить с политикой угнетения царизма и Временного правительства в национально-земельных отношениях, ликвидировала кабальную зависимость бедняцкого населения от кулаков и манапов, способствовала становлению социалистических отношений в сельском хозяйстве, организации первых очагов коллективных хозяйств – коммун, артелей, товариществ и совхозов, укрепляла союз киргизской и русской бедноты. В Беловодском участке проведение земельно-водной реформы началось в марте 1921 года. [(101), стр. 30].
 

Реформа проводилась под руководством специальной группы, в которой работало около 25 человек во главе с уполномоченным уездного комитета партии. [(108), стр. 29]. Проведение реформы началось с учёта земельных наделов, водных источников, сельскохозяйственного инвентаря. Бралось на учёт также жильё, которое предоставлялось в первую очередь семьям красноармейцев и бедноте. Беловодская партийная ячейка развернула широкую разъяснительную и агитационную работу среди населения. При проведении земельно-водной реформы изымались излишки земли; возвращались незаконно захваченные участки; батрацко-бедняцкие хозяйства обеспечивались землёй, сельскохозяйственным инвентарём, рабочим скотом; регулировалось водопользование между группами населения, земельными участками и посёлками.
 

В проведении реформы было много трудностей. Баи кулаки скрывали свои участки, которые зачастую находились в разных местах и даже в разных волостях. Для уменьшения фактического размера своих земельных участков они нередко уговорами, подкупом и даже угрозами заставляли батраков заявлять, что это, якобы, их земля; а бедняков – не сообщать комиссии, чью землю они арендуют. Укрывали скот в горах.
 

Реформа проводилась в обстановке ожесточённой классовой борьбы. Кулаки и манапы устраивали всевозможные препятствия и провокации, отказывались засевать свои участки, вели контрагитацию. При ликвидации самовольческих выселок кулаки, стремясь вызвать межнациональную вражду, вели усиленную шовинистическую пропаганду; распространяли слухи, что все русские крестьяне будут лишены земли и выселены.
 

Баи и манапы лили воду на ту же мельницу, обрабатывая своих сородичей в националистическом духе. И все вместе раздували ошибки и недостатки, допущенные при проведении реформы. Нередко кулаки, отчаявшись в успехе своего сопротивления народу и Советской власти, шли на крайние меры, ещё более подчёркивающие безнадёжность их положения. Поджигали реквизированные заимки; имущество, награбленное у киргизской бедноты, вместо того, чтобы возвратить, уничтожали; портили сельхозинвентарь, который подлежал изъятию; резали скот. Примеру кулаков следовала и часть обманутого среднего крестьянства.
 

В проведении земельно-водной реформы активное участие приняли и рабочие. Так, специалисты из Пишпека создали в Беловодском опорный агрономический пункт, куда были направлены кузнецы для ремонта сельхозинвентаря. [(108), стр. 30]. Одновремённо с реформой проводилась работа по организации весеннего сева. Кроме агрономического пункта были организованы передвижные мастерские, проводился сбор железа у населения для ремонта сельхозинвентаря, маломощным хозяйствам выдавалась семенная ссуда, кулаки получили твёрдые задания по вспашке и засеву.
 

Земельно-водная реформа 1921 года проводилась в сложной обстановке. Эксплуататорские элементы всячески саботировали осуществление мероприятий реформы, а националисты разжигали национальную вражду. В таких условиях при проведении реформы были допущены ошибки. Семиреченский обком вскрыл эти ошибки, разработал мероприятия по их устранению и обязал исправить ошибки. Комиссия Ходжанова С. Х., руководившая проведением реформы в Семиречье, была расформирована. В не менее сложной обстановке продолжалась земельно-водная реформа в 1922 году.
 

Великорусские шовинисты и буржуазные националисты всячески пытались извратить политику Коммунистической партии и Советского правительства по аграрному и национальному вопросам в Туркестане. Учитывая это, Семиреченский облревком разработал подробные мероприятия по проведению реформы в 1922 году. Предлагалось установить границы землепользования отдельных селений, закрепить результаты реформы 1921 года. Так же, как и в 1921 году, ставилась задача, чтобы все основные землеустроительные работы закончить к началу весенних полевых работ.
 

Партийная и советская организации Беловодского принимали все необходимые меры, чтобы подготовиться к реформе и весенне-посевной кампании 1922 года. В этих целях учитывались и мобилизовывались, излишки рабочего скота, семян и сельхозинвентаря у кулаков. Особая забота проявлялась о маломощных хозяйствах. Им оказывалась помощь, в частности, бесплатно предоставлялось необходимое количество леса для построек, посадочный материал, они освобождались на определённое время от гужевой повинности. Все долговые сделки, заключённые кулацкими хозяйствами с бедняками и батраками, аннулировались.
 

Все эти мероприятия Советской власти по переустройству земельных отношений сопровождались усилением сопротивления кулацких и байско-манапских элементов. Партийные и советские органы при непосредственной поддержке трудящихся масс вели активную борьбу с врагами. В связи с кулацкими происками Пишпекский уездный комитет в мае 1922 года принял решение о создании вооружённых отрядов в Беловодской волости. [(112), стр. 564]. А на основании постановления президиума Пишпекского уездного исполкома от 25 июня 1922 года были высланы с конфискацией имущества крупные кулаки.
 

Реформа, перекраивающая всю систему земле- и водопользования, также ломала и старые социальные отношения, была невиданной по своей силе массовой школой политического просвещения. Несмотря на все ухищрения кулаков, баев и манапов киргизская и русская беднота неодолимо потянулась друг к другу. Так, в «Наказе» представителей бедноты Беловодской волости говорилось: «Вся беднота Семиречья без различия национальностей – киргизская, русская, таранчинская и дунганская – единый, тесно спаянный, организованный классовый союз. … Справедливое землепользование, осуществление так необходимых киргизскому бедняку равных прав на землю и воду, а равно и восстановление разрушенного сельского хозяйства невозможно провести без борьбы с кулаками, баями и мнапами». [(106), стр. 106].
 

Проведением реформы сопротивление кулачества было окончательно сломлено. Семиреченский облревком 19 октября 1922 года объявил о ликвидации всех комиссий по проведению реформы. Земельно-водная реформа была закончена. Реформа явилась первоочередным и необходимым этапом борьбы за восстановление народного хозяйства. В результате реформы был нанесён сокрушительный удар по кулачеству. Государственная помощь, оказанная трудящимся во время реформы, приостановила разорение беднейшей части крестьянства.
 

По отношению к середняку положения земельно-водной реформы обеспечивали неприкосновенность их земли и имущества, охрану их интересов. Реформа укрепляла Советскую власть, ещё больше сплотила русскую и киргизскую бедноту в борьбе против эксплуататоров, содействовала дальнейшему росту политического сознания трудящихся, укрепляла союз бедняков и батраков со средним крестьянством против кулака, способствовала росту доверия середняцкого крестьянства к Советской власти.
 

Условия Гражданской войны и хозяйственной разрухи вынудили Советское государство проводить политику «военного коммунизма», ставшую условием победы в Гражданской войне. Нарушение в этот период экономических связей промышленности с сельским хозяйством через торговлю, сокращение товарооборота подрывали материальные стимулы развития крестьянского хозяйства. Упадок сельского хозяйства затруднял и восстановление промышленности. Крестьянство в целом понимало необходимость политики военного коммунизма в период Гражданской войны, но после её завершения продразвёрстка и отсутствие свободной торговли вызывали его недовольство. Военно-политическая форма союза рабочих и крестьян исчерпала себя. Перед партией встала задача укрепить этот союз на экономической основе.
 

На 10-ом съезде партии, состоявшемся в марте 1921 года, было принято решение о переходе от политики военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП). Сущностью НЭПа было укрепление союза рабочего класса с крестьянством на экономической основе; установление связи социалистической промышленности с мелкотоварными хозяйствами крестьян, кустарей и мелких собственников путём широкого использования товарно-денежных отношений; вовлечение крестьян в социалистическое строительство. НЭП допускал некоторое существование капиталистических отношений при сохранении командных высот народного хозяйства в руках государства.
 

На основе решений съезда партии ВЦИК 21 марта 1921 года утвердил декрет о замене продразвёрстки налогом. Декретом от 24 мая 1921 года допускалась частная торговля. Аналогичные решения были приняты ЦИКом Туркестанской республики. В августе 1921 года Совнарком Туркестанской республики своим решением установил размеры продовольственного налога на 1921 – 22 годы. Размер продналога был меньше продразвёрстки, а на основе дифференцированной раскладки налога основная его тяжесть ложилась на богатых. Благодаря этой мере, налог являлся орудием ограничения эксплуататоров, средством обуздания хищнических поползновений кулаков, спекулянтов, ростовщиков, всех тех, кто не стоял на пути социалистических преобразований.
 

В ходе налоговых кампаний Советская власть наносила кулакам, баям и манапам чувствительные удары. Эксплуататорские элементы, саботировавшие налог, скрывающие от налоговых комиссий посевы и скот, сами навлекали на себя репрессии пролетарского государства. Например, во время двухнедельника по продналогу весной 1922 года было обнаружено 331 десятина скрытого посева. [(112), стр. 447]. Были факты утаивания скота. Продналог со скрытых посевов и скота взимался в двойном размере, а злостных неплательщиков привлекали к суду.
 

Новые мероприятия проводились и в промышленности. Декретом Совнаркома РСФСР от 17 мая 1921 года была частично денационализирована мелкая промышленность и оставлены в частной собственности предприятия, которые ещё не были национализированы. Декрет СНК от 5-го июля 1921 года разрешил сдавать мелкие промышленные предприятия в аренду кооператорам, товариществам и частным лицам. Претворение в жизнь новой экономической политики Киргизии началось с середины 1921 года. В августе был разослан приказ Семиреченского областного Совета народного хозяйства, в котором предусматривалось передать всю мелкую промышленность «в частные руки на договорных началах».
 

Одновременно была проведена реорганизация управления промышленностью. Советы народного хозяйства, хозяйственные и трудовые комиссариаты объединялись в экономический Совет. В ноябре 1921 года был создан Пишпекский уездный экономический Совет. Вопросы приходилось решать довольно сложные и трудные. Например, при определении судеб предприятий нужно было в каждом конкретном случае выбирать наилучший вариант: либо восстановить предприятие за счёт бюджетных средств, либо возвратить прежнему владельцу, либо сдать в аренду. Поняв изменения в экономической политике государства, частные предприниматели стали проявлять активность.
 

Появилось много претендентов на ранее национализированные мелкие предприятия. В уездный экономический Совет поступают заявления, в которых изъявляются желания приобрести предприятия в частную собственность. В одном из таких заявлением, поданным беловодским пивоваром И. Ф. Новотным, говорилось: «Я прослужил на пивзаводе торгового дома «Никита Пугасов и К» около десяти лет. С 1918 года, после национализации завода в селе Беловодском, служу в советских учреждениях. Поскольку начинают функционировать пивоваренные заводы в Аулие-Ата, Пржевальске и других городах, прошу передать мне Беловодский пивоваренный завод в собственность, как специалисту пивовару. Я берусь возродить завод». [(111), стр. 85].
 

Органы советской власти сочли возможным сдать завод «в аренду с выгодой для государства». Начинать пришлось с малого. При утверждении смета на возобновление деятельности завода речь шла о производстве всего 500 вёдер пива в месяц. Но уже во второй половине 1922 года на нём планировалось выдавать 3.000 вёдер пива. Для этого был утверждён штат из семи человек: администратор, солодовщик, сушильщик, ворочильщик, разливщик и ночной сторож. [(111), стр. 88].
 

В трудных условиях Гражданской войны, в обстановке голода и разрухи Советское государство находило возможности вести борьбу за ликвидацию неграмотности. 26 декабря 1919 года Ленин подписал декрет «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР». Подобный же декрет был издан 17 сентября 1920 года в Туркестане. Уже в конце 1920 года открылись первые курсы обучения неграмотных в Пишпекском уезде. В феврале 1921 года была создана Беловодская волостная комиссия по ликвидации неграмотности.
 

Такие же сельские комиссии были созданы в сёлах района. В марте месяце были организованы школы и кружки по ликвидации неграмотности (ликбезы), в которые учителями были направлены грамотные граждане. Всего по району было организовано 141 кружок по ликвидации неграмотности, в которых занималось 3.514 человек. [(76), стр. 205]. Наряду с курсами по ликбезу организовывались и другие культурно просветительные учреждения: библиотеки, клубы, красные уголки, избы-читальни. В 1921 году в Беловодском и Садовом организовались драматические кружки. [(77), стр. 29].
 

В 1922 году закончилась Гражданская война. Страна приступила к восстановлению хозяйства, разрушенного империалистической войной, иностранной интервенцией и Гражданской войной. Наряду с земельно-водной реформой и новой экономической политикой, другим важным экономическим мероприятием партии и правительства этого периода было осуществление ленинского экономического плана. Провозгласив в Декрете о земле уравнительный её передел, Советская власть рассматривала эту меру как временную, как вынужденную уступку крестьянству, как средство укрепления с ним союза, необходимого для начала строительства социалистической экономики.
 

Партии было ясно, что уравнительность не может избавить крестьянство от нужды и эксплуатации. Но для союза с крестьянством партия не могла игнорировать это требование крестьянских масс. Мелкотоварное крестьянское хозяйство, постоянно порождая капиталистические элементы, с одной стороны, и массовую нищету крестьянства, с другой, не может стать основой построения социализма в деревне. Пути социалистического переустройства Ленин обосновал в своём кооперативном плане. В кооперации была найдена наиболее удачная форма соединения интересов государства и многомиллионных масс крестьянства.
 

О сельскохозяйственной кооперации, первых коммунах, артелях и ТОЗах, рассказывалось в предыдущей главе. В начале двадцатых годов получают развитие другие виды кооперации. В дореволюционный период товарообмен между городом и деревней осуществлялся через торговцев и купцов. Мелкие торговцы, не имевшие возможности конкурировать на равных с крупными купцами, объединялись в различные союзы и общества. Одним из таких объединений являлись потребительские общества, которые занимались не только обеспечением товарами своих членов, но и торговлей, заготовкой сельхозпродуктов и сырья в обмен на промышленные товары.
 

После победы Октябрьской революции потребительские кооперации сохраняются в прежнем виде. Местные органы власти, хотя и использовали потребкооперации в торговых операциях, всё же не раз поднимали вопрос об их реорганизации, потому что старый состав потребительских коопераций использовал их как средство наживы. 11 марта 1919 года состоялся съезд Советов Пишпекского уезда, на котором обсуждался вопрос о работе «Союза кооператоров». Созданная съездом комиссия ликвидировала пишпекский филиал Союза семиреченских кооперативов, а его торговые предприятия были переданы в ведение уездного продовольственного комитета. 21 ноября 1920 года Совнарком Туркестанской республики издал декрет, по которому в республике создавалось «Единое потребительское общество» (ЕПО). С соответствующими делениями на областные, уездные и районные союзы. В конце 1921 года Беловодское ЕПО обслуживало 13 сёл и аилов с населением 8.960 киргизов и 11.857 русских. [(109), стр. 66].
 

Если первое время крестьянство смотрело на кооперативы с некоторым недоверием, то вскоре, когда товарищества стали получать помощь от государства и выдавать ссуды, стали поступать многочисленные ходатайства об организации кооперативов и кредитных товариществ. С ростом сети кооперативов стали образовываться кредитно-сельскохозяйственные союзы. В конце 1922 года возник Пишпекский кредсельсоюз, объединявший сельскохозяйственные коммуны, артели, товарищества, а также местные ячейки союза «Кошчи». Кредсельсоюз провёл большую работу по восстановлению мельниц, крупорушек, маслобоен и других мелких предприятий. В феврале 1923 года в Беловодском была открыта ремонтная сельскохозяйственная мастерская с кузнечным, слесарным и тележным производством. [(112), стр. 411].
 

До 1921 года кооперация выполняла, в основном, распорядительные функции, была организована по старому шаблону. Но 1-ый съезд уполномоченных потребительских обществ Пишпекского уезда (открылся 21 сентября 1921 года) уже «приступил к организационным работам обновлённого кооперативного строительства». По декрету СНК РСФСР от 7-го апреля 1921 года кооперация получила право заготавливать сельхозпродукты, а также изделия кустарного производства. С прекращением продразвёрстки кооперации также поручался товарообмен между городом и деревней. Существовали и другие формы работы. В январе 1923 года при Беловодской конторе кооперативов были открыты сельскохозяйственные курсы. [(104), стр. 76.

       Конец 8-ой главы. Продолжение истории села читайте в главе "Село Беловодское в советский период".

Категория: Мои очерки | Добавил: Борис (06.02.2018)
Просмотров: 226 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0